Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ой, простите, монсеньор, - извиняющимся тоном произнес паж,  тщетно
пытаясь изобразить глубокое раскаяние, которое вряд ли испытывал на  самом
деле. - Совсем из головы вылетело.
     - Это не удивительно, - прокомментировал Гастон. -  У  тебя,  парень,
только ветер в голове и гуляет.
     - Совершенно верно, - согласился Филипп. - Я держу его  у  себя  лишь
потому, что он уникален в своей нерадивости... Так чего тебе, Марио?
     - Здесь одна молодая дама, монсеньор. Говорит, что пришла  к  вам  по
поручению госпожи принцессы.
     - Вот как!  -  оживился  Филипп.  -  Что  ж,  пригласи  ее.  Не  гоже
заставлять даму ждать, тем более, если она - посланница принцессы.
     Он устроился в широком кожаном кресле, скрестил ноги  и  напустил  на
себя величественный вид.
     Марио шире распахнул дверь и отступил вглубь передней.
     - Прошу вас, сударыня.
     Спохватившись,  Гастон  второпях  принял  сидячее  положение.   Симон
соскочил с подоконника, правда, не совсем удачно, и  чтобы  удержаться  на
ногах, вынужден был вцепиться Габриелю в плечо. Но тот, казалось, даже  не
почувствовал этого. Точно молния пригвоздила его к  месту,  едва  лишь  он
увидел стройную черноволосую девушку в  нарядном  платье  из  темно-синего
бархата, которая плавной поступью вошла  в  гостиную  и  склонилась  перед
Филиппом в почтительном реверансе. Пульс бешено застучал у него в  висках,
а на лбу выступила испарина. Раньше Габриель считал, что в  таких  случаях
людей непременно бросает в жар - его же зазнобило. Он прислонился к стене,
пытаясь выровнять дыхание, и во все глаза смотрел на Нее  -  девушку,  что
воплотила в себе все его самые сокровенные мечты; ту, которую  он  ждал  с
тех самых пор, когда впервые осознал себя мужчиной. Он  был  убежден,  что
всегда представлял Ее именно такой, до мельчайшей  черточки  такой,  какой
Она оказалась на самом деле, и подтвердить или же опровергнуть это  теперь
не представлялось возможным,  ибо  туманный,  загадочный  образ  Идеальной
Возлюбленной уже приобрел в его  воображении  черты  реально  существующей
женщины.
     Однако сама девушка не обратила на Габриеля  ни  малейшего  внимания.
Казалось, она вообще не заметила никого из присутствующих, за  исключением
Филиппа, и, краснея от смущения, глядела на него со стыдливым  восхищением
и благоговейным трепетом.
     Филипп тоже не оставался равнодушным к юной красавице. Он даже сделал
движение, как будто собирался встать с кресла, но потом все же  передумал.
С  лица  его  напрочь  исчезло  высокомерное  выражение,   уступив   место
благодушному  умилению,  а  в  глазах  зажглись  похотливые  огоньки.   Он
непроизвольно облизнул губы и спросил:
     - Мой паж не ошибся? Вас прислала госпожа Маргарита - или сама богиня
красоты Афродита?
     Гастон Альбре коротко хохотнул. А девушка  в  смятении  улыбнулась  и
застенчиво произнесла:
     - Я пришла с поручением от госпожи принцессы, монсеньор.
     Ее нежный и мелодичный, как  серебряные  колокольчики,  голос  сразил
Габриеля наповал. И тогда он понял, что, несмотря ни на что, даже если  на
поверку она  окажется  испорченной  и  развращенной,  даже  если  за  этой
ангельской внешностью кроется черная, порочная душа - он все  равно  будет
любить ее и только ее. Впрочем, Габриель ничуть не сомневался, что  она  -
само совершенство.
     - Ее высочество, - между тем продолжала девушка, - весьма сожалеет  о
случившемся...
     - Это насчет обеда? - уточнил Филипп.
     "Ага! -  удовлетворенно  подумал  он.  -  Стало  быть,  она  идет  на
попятную".
     - Да, монсеньор.  Сегодня  госпожа  была  не  в  духе...  плохо  себя
чувствовала... и так получилось. Поэтому она приносит вам свои извинения и
выражает надежду, что не очень обидела вас, ваших друзей и родственников.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.