Случайный афоризм
Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

неловкость, а наша беседа началась так чудесно! Что бы ни привело  вас  ко
мне в столь поздний час, я все равно рада вашему визиту. -  Она  обхватила
колени руками, чуть склонила голову к правому плечу и пристально поглядела
на Филиппа. - Вот как! Вы чем-то взволнованы? Что произошло?
     - Ну... Да нет, ничего особенного. Просто мне не спится.
     - Мне тоже, - подхватила Маргарита и  с  очаровательным  бесстыдством
добавила: - В последнее время я очень плохо засыпаю в одиночестве.
     - И что вы предлагаете? - невинно осведомился Филипп.
     - А что, по-вашему, я должна предложить?
     - Как это что? Разумеется, какое-то  действенное  средство  от  нашей
бессонницы.
     - Это намек?
     - Намек? На что? Боюсь, я не понимаю вас, кузина.
     Маргарита фыркнула.
     - Да будет вам, кузен! Давайте начистоту: ведь вы явились ко  мне  не
просто так, а с совершенно определенной целью - заняться со мной  любовью.
Разве нет?
     "Ты смотри! - подумал Филипп. - Как она набивается! Аж из платья  вон
лезет... Гм, а платья-то на ней как раз и нет".
     - Ну, предположим, - ответил он, пытаясь проникнуть  взглядом  сквозь
ее полупрозрачное одеяния, что, впрочем, не составляло большого труда  для
его острого зрения.
     Маргарита откинулась на подушки и вытянула ноги. При этом  ее  ночная
рубашка задралась, обнажив до  самых  колен  ее  соблазнительные  стройные
ножки. Филипп с вожделением облизнулся.
     - Так что, - сказала она, призывно глядя  на  него.  -  Начнем  прямо
сейчас или еще немного поболтаем?
     Филипп сокрушенно покачал  головой.  Вызывающее  поведение  Маргариты
несколько охладило его пыл.
     - Кузина, вы...
     - Да, я бесстыжая, не спорю. Зато я откровенна:  говорю,  что  думаю,
поступаю, как мне хочется, и не вижу в этом ничего предосудительного.  Что
толку скрывать от собеседника свои мысли и желания, если они ему предельно
ясны?
     - А какой смысл, скажите на милость, говорить о том, что ясно  и  без
слов? - парировал Филипп.
     - Так, по крайней мере, честнее. И, если хотите, порядочнее.  На  мой
взгляд, нет  ничего  постыднее  ханжества,  которое,  на  словах  радея  о
благопристойности  и  чистоте  помыслов,  оскверняет  все,   к   чему   ни
прикоснется его зловонное дыхание. Именно  ханжество  является  виновником
многих извращений. Человеку, убежденному в  низменности  всего  плотского,
иной раз  бывает  легче  переступить  грань,  разделяющую  естественное  и
противоествественное, хотя бы потому, что он не всегда замечает ее.
     - Полностью согласен с вами, кузина, - кивнул  Филипп.  -  Я  всецело
разделяю ваше мнение о ханжестве - однако речь  сейчас  не  о  том.  Кроме
ханжеских правил приличия, существуют еще  вполне  разумные,  обоснованные
нормы человеческого поведения и общения; если хотите,  можете  назвать  их
правилами хорошего вкуса, так как они скорее из области  эстетики,  нежели
этики. Иногда бывает полезно  умолчать  кое  о  чем  -  и  не  ради  некой
абстрактной благопристойности, а из соображений... как бы  это  назвать?..
изящества, что ли. Есть вещи, о которых не стоит говорить напрямик, о  них
следует предполагать и строить догадки. Порой даже самые  приятные,  самые
изумительные мысли, чувства, переживания, облеченные в слова, выглядят  до
крайности пошло и банально.
     - Понятно. А я уже испугалась, что вы станете читать мне мораль.
     - Упаси бог, дорогая кузина! Я еще в своем уме. Кому-кому, но не  мне
наставлять вас на путь истинный. Тем более, что у  меня  нет  уверенности,
свернули ли вы вообще с этого пути.
     - Гм... Наш господин епископ, пожалуй, не согласится с вами.
     - А я, пожалуй, не соглашусь с вашим господином епископом. К счастью,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.