Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

как женщина - ее любил Габриель,  брат  Луизы.  Но  несмотря  ни  на  что,
горький  привкус  неудачи  оставался,  и   он   чувствовал   настоятельную
потребность чем-то его заглушить.



        5. МЫ ВМЕСТЕ С МАРГАРИТОЙ УЗНАЕМ, ПОЧЕМУ ФИЛИПП ОТВЕРГАЕТ
        ДОГМАТ О НЕПОРОЧНОМ ЗАЧАТИИ СЫНА БОЖЬЕГО

     Хотя было уже далеко за полночь, Маргарита  никак  не  могла  уснуть.
Укрытая до пояса легким пледом, она лежала  под  роскошным  балдахином  на
широкой и низкой по восточной моде кровати и, заложив руки за  голову,  со
скучающим видом слушала монотонное чтение своей  фрейлины.  Ночной  туалет
принцессы   отличался   особой   изысканностью.   Она   была    одета    в
очаровательнейшую отороченную изящными кружевами ночную рубашку  белого  с
пепельным оттенком цвета  из  такой  тонкой,  воздушной,  почти  невесомой
ткани, что при желании можно было сжать ее в комок, который уместился бы в
маленькой женской ладошке.
     - Господь с тобой, душенька! - в конце концов, не выдержав,  оборвала
фрейлину Маргарита. - Ну, разве можно так? Бормочешь себе под нос,  словно
монах десятую молитву. Это же тебе не псалтырь.
     - Прошу прощения, сударыня, - с лицемерным смирением произнесла  юная
девушка. - Но мне в самом  деле  милее  Священное  Писание,  чем  вся  эта
светская писанина.
     Принцесса криво усмехнулась:
     - Ах, да, конечно. Чуть не забыла! Ведь ты у нас ханжа.
     - И вовсе я не ханжа, - запротестовала девушка. -  Просто  порядочная
женщина, вот и все.
     - А женщина ли? - усомнилась Маргарита. - Внешне  будто  похожа  -  и
сиськи у тебя на месте, и дырочка между  ног  есть,  порой  даже  месячные
случаются, -  но  все  это  лишь  внешние  признаки.  А  как  там  внутри?
Чувствуешь ли ты себя женщиной? Держу пари, что нет. Ты  просто  маленькая
засранка, Констанца, страсть как любишь выпендриваться и корчить  из  себя
степенную и крайне набожную даму.  У  всякого  нормального  человека  есть
что-то от распутника, а что-то от ханжи - но только не  у  вас  с  Беатой.
Верно, вы еще в материнской утробе крепко поцапались и не смогли разделить
между собой эти два качества, поэтому ты взяла себе все ханжество, а  твоя
сестра - всю распущенность. И вот  результат:  ты  бросаешься  на  каждого
встречного попа с просьбой о благословении, а Беата  ложится  под  каждого
встречного парня, который ей приглянется... И это в ее-то годы!
     - Потому  она  и  ходит  у  вас  в  любимицах,  -  обиженно  заметила
Констанца. - В  отличие  от  меня,  что,  впрочем,  не  удивительно.  Ведь
порядочность при вашем дворе почитается чуть ли не за преступление.
     Маргарита приподнялась на локте.
     - Эге-ге, птичка певчая! Ну-ка живо перемени песенку, она мне  что-то
не по нутру. Советую тебе заткнуться по-хорошему.
     - А я не могу больше молчать! - в праведном пылу отвечала  девушка. -
Совесть не позволяет...
     - Совесть,  говоришь?  -  хищно  прорычала  принцесса.  -  Сейчас  мы
потолкуем с твоей совестью!
     Она бросила с ног плед, в глазах  ее  зажглись  недобрые  огоньки.  К
счастью для незадачливой фрейлины, в этот критический момент дверь спальни
приоткрылась и внутрь заглянула горничная Маргариты.
     - Госпожа...
     - В чем дело, Лидия?  -  недовольно  отозвалась  Маргарита.  -  Опять
притащился Рикард? Так вели охране гнать его  в  шею  и  не  тревожь  меня
понапрасну.
     - Простите, сударыня, но это не господин виконт.
     - А кто же?
     - Монсеньор Аквитанский. Младший, разумеется.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.