Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

как женщина - ее любил Габриель,  брат  Луизы.  Но  несмотря  ни  на  что,
горький  привкус  неудачи  оставался,  и   он   чувствовал   настоятельную
потребность чем-то его заглушить.



        5. МЫ ВМЕСТЕ С МАРГАРИТОЙ УЗНАЕМ, ПОЧЕМУ ФИЛИПП ОТВЕРГАЕТ
        ДОГМАТ О НЕПОРОЧНОМ ЗАЧАТИИ СЫНА БОЖЬЕГО

     Хотя было уже далеко за полночь, Маргарита  никак  не  могла  уснуть.
Укрытая до пояса легким пледом, она лежала  под  роскошным  балдахином  на
широкой и низкой по восточной моде кровати и, заложив руки за  голову,  со
скучающим видом слушала монотонное чтение своей  фрейлины.  Ночной  туалет
принцессы   отличался   особой   изысканностью.   Она   была    одета    в
очаровательнейшую отороченную изящными кружевами ночную рубашку  белого  с
пепельным оттенком цвета  из  такой  тонкой,  воздушной,  почти  невесомой
ткани, что при желании можно было сжать ее в комок, который уместился бы в
маленькой женской ладошке.
     - Господь с тобой, душенька! - в конце концов, не выдержав,  оборвала
фрейлину Маргарита. - Ну, разве можно так? Бормочешь себе под нос,  словно
монах десятую молитву. Это же тебе не псалтырь.
     - Прошу прощения, сударыня, - с лицемерным смирением произнесла  юная
девушка. - Но мне в самом  деле  милее  Священное  Писание,  чем  вся  эта
светская писанина.
     Принцесса криво усмехнулась:
     - Ах, да, конечно. Чуть не забыла! Ведь ты у нас ханжа.
     - И вовсе я не ханжа, - запротестовала девушка. -  Просто  порядочная
женщина, вот и все.
     - А женщина ли? - усомнилась Маргарита. - Внешне  будто  похожа  -  и
сиськи у тебя на месте, и дырочка между  ног  есть,  порой  даже  месячные
случаются, -  но  все  это  лишь  внешние  признаки.  А  как  там  внутри?
Чувствуешь ли ты себя женщиной? Держу пари, что нет. Ты  просто  маленькая
засранка, Констанца, страсть как любишь выпендриваться и корчить  из  себя
степенную и крайне набожную даму.  У  всякого  нормального  человека  есть
что-то от распутника, а что-то от ханжи - но только не  у  вас  с  Беатой.
Верно, вы еще в материнской утробе крепко поцапались и не смогли разделить
между собой эти два качества, поэтому ты взяла себе все ханжество, а  твоя
сестра - всю распущенность. И вот  результат:  ты  бросаешься  на  каждого
встречного попа с просьбой о благословении, а Беата  ложится  под  каждого
встречного парня, который ей приглянется... И это в ее-то годы!
     - Потому  она  и  ходит  у  вас  в  любимицах,  -  обиженно  заметила
Констанца. - В  отличие  от  меня,  что,  впрочем,  не  удивительно.  Ведь
порядочность при вашем дворе почитается чуть ли не за преступление.
     Маргарита приподнялась на локте.
     - Эге-ге, птичка певчая! Ну-ка живо перемени песенку, она мне  что-то
не по нутру. Советую тебе заткнуться по-хорошему.
     - А я не могу больше молчать! - в праведном пылу отвечала  девушка. -
Совесть не позволяет...
     - Совесть,  говоришь?  -  хищно  прорычала  принцесса.  -  Сейчас  мы
потолкуем с твоей совестью!
     Она бросила с ног плед, в глазах  ее  зажглись  недобрые  огоньки.  К
счастью для незадачливой фрейлины, в этот критический момент дверь спальни
приоткрылась и внутрь заглянула горничная Маргариты.
     - Госпожа...
     - В чем дело, Лидия?  -  недовольно  отозвалась  Маргарита.  -  Опять
притащился Рикард? Так вели охране гнать его  в  шею  и  не  тревожь  меня
понапрасну.
     - Простите, сударыня, но это не господин виконт.
     - А кто же?
     - Монсеньор Аквитанский. Младший, разумеется.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.