Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Матильду.
     Между ними повисла неловкая пауза. Филипп не собирался возражать  или
оправдываться. Габриель был настроен слишком агрессивно, чтобы  воспринять
его доводы.
     - Ну ладно, - наконец, произнес он. - Здесь не самое подходящее место
для серьезных разговоров. Пойдем ко мне, там и потолкуем. Добро?
     - Нет, - сказал Габриель. - Не пойду.
     - Почему?
     - Это мое дело, монсеньор.
     Филипп насторожился.
     - Что ты задумал, братишка? - обеспокоено спросил он.
     - Это мое дело, монсеньор, - повторил Габриель.
     Какое-то время Филипп сосредоточенно молчал, словно что-то  считая  в
уме. Затем произнес:
     - Боюсь, не слишком умная  мысль  пришла  тебе  в  голову,  друг  мой
любезный. Чует мое сердце, наломаешь ты дров! Сейчас  ты  не  в  состоянии
трезво оценивать свои поступки;  не  ровен  час,  такую  кашу  заваришь...
Послушай моего совета, обожди до завтра - утро вечера мудренее.  Я  обещаю
поговорить с принцессой и с этим наглым молодчиком Монтини, и если у  тебя
серьезные  намерения,  то  я  чин-чином  попрошу  от  твоего  имени   руки
Матильды...
     - Вам невтерпеж сделать из меня второго Симона?  -  неожиданно  грубо
огрызнулся Габриель.
     Филипп печально вздохнул.
     - Пожалуйста, не сыпь мне соль на рану. Второго  Симона  из  тебя  не
выйдет хотя бы потому, что Матильда - ты уж прости за откровенность  -  ну
никак не тянет на вторую Амелину.  Поверь,  мне  больно  видеть  страдания
Симона; я и сам из-за этого страдаю, но ничего поделать не могу -  мы  оба
безумно любим одну и ту же женщину, лучше которой нет никого  на  свете...
твоя сестра, разумеется, не в счет. Амелина в равной  степени  дорога  нам
обоим, и я, право, не знаю, хватит ли у меня сил сдержать свое обещание  и
не спать с нею впредь. Скорее всего, нет... А что до Матильды, то я обещаю
и пальцем ее не касаться. Твоя любовь для меня священна; ты брат Луизы,  и
оскорбить твою любовь все равно, что оскорбить ее  светлую  память.  -  Он
положил руку ему на плечо. - Насчет этого будь спокоен,  братишка.  Пойдем
ко мне, ладно?
     Габриель упрямо покачал головой.
     - Нет, не пойду.
     Филипп раздосадовано крякнул.
     - Ну что ж, поступай как знаешь. Но если напортачишь, пеняй только на
себя. Я тебя предупредил и дал тебе дельный совет, однако  ты  не  захотел
последовать ему -  воля  твоя,  безумец  этакий.  Учти:  Матильда  девушка
порядочная, застенчивая и  крайне  впечатлительная.  Одно  твое  появление
среди ночи и в таком возбужденном состоянии, несомненно, оттолкнет  ее  от
тебя... А, черт! Вижу, все это без толку. Дай-ка я пройду.
     - Куда? - Габриель снова напрягся.
     Филипп задержал дыхание, подавляя внезапный приступ раздражения.
     - Самым разумным выходом было бы сейчас же позвать стражу и велеть ей
взять тебя под арест. На моем месте Эрнан так бы и поступил. Боюсь, я  еще
пожалею, что не сделал этого. Горько пожалею.  -  Он  отобрал  у  Габриеля
шпагу и швырнул ее вглубь коридора. - К твоему сведению,  Матильда  далеко
не единственная хорошенькая девушка, что живет в этом здании. Не к  ней  я
иду, не к ней! Да буду я проклят вовеки, если когда-нибудь трону ее. Такая
клятва тебя устраивает?
     Не дожидаясь ответа, Филипп решительно отстранил Габриеля  и  быстрым
шагом вышел из галереи в коридор, мысленно ругая Матильду, что влюбилась в
него, Габриеля - что влюбился в Матильду, а себя  -  что  положил  на  нее
глаз. Это было нелогично, и тем не менее несколько умерило его досаду. Так
или иначе, он только что потерпел поражение тем более сокрушительное,  что
не рассчитывал взять реванш. Матильда перестала существовать  для  Филиппа

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.