Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Да?
     - Он... Ах! Прошу прощения, монсеньор, не могу. Нельзя выдавать чужие
секреты... во всяком случае, если за молчание щедро заплачено.  Вы  уж  не
обессудьте...
     - Да нет, что ты! Напротив,  я  рад,  что,  наконец-то,  ты  научился
молчать... Хотя бы за деньги.
     В передней Филипп разбудил своего камердинера Гоше, велел ему  убрать
со стола в гостиной и погасить все свечи,  а  сам  вышел  в  коридор.  Два
стражника, охранявшие вход в покои, приветствовали его бряцанием оружия.
     Следуя указаниям Матильды, Филипп спустился этажом  ниже,  прошел  по
коридору до первого поворота, свернул и очутился  в  галерее,  соединявшей
главное здание дворца с более поздней пристройкой, где  находились  летние
покои принцессы и где, соответственно, в  данный  момент  обитал  штат  ее
придворных.
     Галерея была пуста и неосвещена, что поначалу несколько  обескуражило
Филиппа, но вскоре он сообразил, что поскольку  это  вспомогательный  ход,
ведущий на  этаж  фрейлин,  а  смежный  коридор  главного  здания  надежно
охраняется, то в его особой охране нет никакой необходимости.
     Однако он ошибался - охрана была. При  выходе  из  галереи  от  стены
внезапно отделилась мужская  фигура  и  решительно  преградила  ему  путь.
Филипп резко затормозил, чтобы не столкнуться с нею,  и  едва  не  потерял
равновесие.
     - Ч-чер-рт! Кто это?
     - Я, монсеньор, - прозвучал в ответ тихий голос.
     - Габриель! - воскликнул Филипп, одновременно узнав голос и разглядев
в потемках лицо.
     Тот молча стоял перед ним, положив руку на эфес шпаги.
     - Ты-то что здесь делаешь, дружок?
     - Жду вас, - как можно спокойнее ответил Габриель,  но  дрожь  в  его
голосе выдавала волнение, а глаза его лихорадочно блестели.
     - Зачем?
     - Чтобы проводить вас.
     - Что?!  Проводить  меня?  -  Филипп  глуповато  ухмыльнулся.  В  его
воображении тотчас возникла довольно идиотская картина, как Габриель,  два
пажа по бокам и разряженный герольд сопровождают его на ночное свидание  с
любовницей. - Перестань дурить, Габриель, это вовсе не смешно.
     - А я не дурю.
     - Тогда пропусти меня, -  нетерпеливо  произнес  Филипп  и  попытался
обойти Габриеля, но тот снова преградил ему путь.
     Филипп всплеснул руками и встревожено воззрился на него.
     - Послушай, братишка, - ласково спросил он, - с тобой все в порядке?
     - Да.
     - По твоему виду этого не скажешь. Может быть, ты  переутомился?  Так
ступай отдохни, а утром мы поговорим обо всем, что тебя  тревожит.  Ты  уж
прости, но сейчас у меня времени  в  обрез,  не  гоже  заставлять  девушку
ждать. Ну, как, по рукам?
     - Нет! - мелодичный тенор юноши сорвался на пронзительный фальцет. Он
отступил на шаг и выхватил из ножен шпагу.
     Из груди Филиппа вырвался сдавленный крик,  вобравший  в  себя  целую
гамму чувств от искреннего изумления до неподдельного ужаса. Он  испуганно
отпрянул.
     - Нет, монсеньор, - с жаром произнес Габриель. - К НЕЙ вы не пойдете.
     Филипп громко застонал и прислонился спиной к стене.
     - Понятно! - выдохнул он. - Боже, какой я недотепа!
     -  Это  уж  точно,  -  подтвердил  Габриель  с  какими-то   странными
интонациями в голосе. - Догадливостью вы впрямь не блеснули.
     - Извини, братишка, я не заметил... Вернее, не обратил внимания. Ты с
самого начала вел  себя  очень  странно,  но  я  как-то  не  придал  этому
значения.
     - Еще бы! Ведь вы только и думали о том, как бы  поскорее  соблазнить

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.