Случайный афоризм
Поэт - человек, раскрывающий перед всеми свою душу. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:



                         3. ПАНТЕРА - ТОЖЕ КИСКА

     Большинство вечеров  Маргарита  проводила  в  своей  любимой  Красной
гостиной зимних покоев дворца, но по случаю прибытия гасконских гостей она
собрала своих приближенных в зале, где обычно устраивались ею  праздничные
вечеринки и танцы в сравнительно  узком  кругу  присутствующих.  Это  было
просторное, изысканно меблированное помещение с высоким сводчатым потолком
и широкими окнами, на которых висели стянутые посередине золотыми шнурками
тяжелые  шелковые  шторы.  Сквозь   полупрозрачные   занавеси   на   окнах
проглядывались очертания башен дворца на фоне угасающего  вечернего  неба.
Поскольку в тот вечер танцев не намечалось, ложа для музыкантов пустовала,
а пол был сплошь устлан  роскошными  персидскими  коврами.  Чтобы  придать
обстановке некоторую интимность и даже фривольность, обе глухие стены зала
по  личному  расположению  Маргариты  были  в  спешном   порядке   увешаны
красочными гобеленами на темы античных мифов, преимущественно эротического
содержания. Ожидая прихода гостей, Маргарита сидела на диване в  окружении
фрейлин и,  склонив  на  бок  белокурую  головку,  вполуха  слушала  пение
менестреля.  На  лице  ее   блуждало   задумчивое   выражение   -   скорее
обеспокоенное, чем  мечтательное,  а  ясно-голубые  глаза  были  подернуты
дымкой грусти.
     Поодаль, в укрытом леопардовой  шкурой  кресле  расположилась  Жоанна
Наваррская, княжна Бискайская - кареглазая шатенка двадцати лет,  которую,
при всей ее привлекательности, трудно было назвать  даже  хорошенькой.  Ее
фигура была нескладная, как у подростка, лицо не отличалось  правильностью
черт и было по-детски простоватым, с чем  резко  контрастировали  чересчур
чувственные губы. И тем не менее во всем ее облике было что-то  необычайно
притягательное для мужчин; но что именно  -  так  и  оставалось  загадкой.
Жоанна держала в руках раскрытую книгу, не читая ее, и со скучающим  видом
внимала болтовне своей кузины Елены Иверо, лишь изредка  отзываясь,  чтобы
сделать какое-нибудь несущественное замечание.
     Ослепительная   красавица    Елена    представляла    собой    полную
противоположность кроткой и застенчивой Жоанне. Ей  было  семнадцать  лет,
жизнь била из нее ключом, она не могла устоять на одном  месте  и  порхала
вокруг кресла, словно мотылек, без устали тараторя и то и  дело  заливаясь
хохотом. Ее ничуть не волновало, как  это  выглядит  со  стороны,  и  что,
возможно, такое поведение не подобает принцессе королевской крови, которой
с малый лет надлежит выглядеть важной и степенной дамой.  Впрочем,  никому
даже в голову не приходило порицать Елену за легкомыслие. Что бы ни делала
эта зеленоглазая хохотунья с пышной гривой волос цвета  меди,  она  просто
очаровывала   всех   своей   жизнерадостностью    и    какой-то    детской
непосредственностью. Одна ее улыбка убивала в самом зародыше все возможные
упреки в ее адрес; так что ею можно было только любоваться,  восхищаясь  и
восторгаясь ее изумительной красотой.
     Но время от времени, когда  взоры  Елены  обращались  на  брата,  она
мрачнела и хмурилась, смех ее становился натянутым, а в глазах  появлялась
печальная нежность вперемежку с состраданием. Часа два назад Рикард крепко
поцапался с Маргаритой и фактически получил у нее  отставку.  Особенно  же
огорчало Елену то обстоятельство, что вскоре  после  такой  бурной  ссоры,
изобиловавшей  взаимными  упреками  и  крайне  обидными  оскорблениями  со
стороны принцессы, Рикард, напрочь позабыв  о  мужской  гордости,  покорно
явился на прием и сейчас жалобно смотрел  на  Маргариту,  привлекая  своим
несчастным видом всеобщее внимание...
     Ближе к парадному входу в  зал,  возле  одного  из  окон,  сидели  за
шахматным столиком Бланка Кастильская и Этьен де Монтини, которые с наглой
откровенностью   обменивались   влюбленными   взглядами,   а   подчас    и
соответствующего содержания репликами. Между  делом  они  также  играли  в
шахматы, вернее, Бланка давала Этьену очередной урок,  передвигая  изящные

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.