Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Филипп положил голову на подушку, крепко обнял Бланку и зарылся лицом
в ее волосах.
     - Я вспомнил нашу первую встречу... Почему мы сразу  не  поняли,  что
любим друг друга? Почем мы не поняли это позже? Ведь у  нас  было  столько
времени! Целых пять лет мы были слепы. Даже когда я просил  твоей  руки  -
даже тогда я не понимал, что люблю  тебя,  я  не  настоял  на  немедленном
браке, я  принял  условия  твоего  отца,  не  заподозрив  в  них  подвоха.
Проклятье!..
     - Ты очень жалеешь об этом?
     - Я проклинаю себя за это. Ведь  мы  могли  пожениться,  всегда  быть
вместе, жить счастливо... Боже, да что и говорить!  Упустили,  проворонили
мы наше счастье, Бланка...
     - Однако тогда ты не смог бы жениться на  Анне  Юлии,  и  наследством
Арманда Готийского, вероятнее всего, завладел бы граф Прованский.
     - Ну и что с того? Ну, пришлось бы мне повоевать с ним  за  галльский
престол - эка беда! В конце-то концов я бы все равно вышел  победителем...
Знаю, это нелогично, неразумно, не по-государственному, но  когда  говорит
любовь, рассудок молчит.
     Бланка вздохнула.
     - Любовь... Ты слишком  часто  употребляешь  это  слово.  Боюсь,  оно
значит для тебя не больше, чем банальное желание обладать женщиной...
     - Но, милочка...
     - Молчи, Филипп. Твой язык, пусть и  против  твоей  воли,  становится
лживым, когда ты разговариваешь с женщинами. Прошу тебя, не надо  опошлять
словами то единственное прекрасное, что осталось у меня  -  мою  любовь  к
тебе. На первое время ее хватит на  нас  обоих,  а  потом...  Потом  видно
будет, время само расставит все на свои места. У нашей любви нет будущего,
зато есть настоящее, и пока я с тобой, я буду жить лишь текущим  днем.  Со
вчерашнего вечера меня больше ничто не связывает с графом Бискайским, и  я
буду с тобой до тех пор...  -  Она  умолкла,  подняла  к  Филиппу  лицо  и
пристально поглядела ему в глаза. - Имей в виду, дорогой: вчера, отдавшись
тебе, я потеряла от любви голову, но вся моя гордость осталась при мне.  Я
ни на мгновение не забываю и никогда не забуду  о  том,  что  я  принцесса
Кастилии, дочь и  сестра  кастильских  королей.  Разумеется,  я  не  стану
требовать от тебя верности - право, это было бы смешно. Ты уже неисправим,
ты до такой степени развращен и любвеобилен, что будешь путаться с другими
женщинами, даже если действительно любишь меня, любишь так, как люблю тебя
я. К тому же вскоре у тебя появится жена...
     - Насчет Анны можешь не беспокоиться. Она  предпочитает  девчонок,  и
вряд ли ее вкусы изменятся.
     - Это несущественно, Филипп. В любом случае она  должна  родить  тебе
сына или дочь. Твое право на галльскую  корону  станет  бесспорным  только
тогда, когда твои и Анны родовые земли будут объединены общим наследником.
Впрочем, речь сейчас не о том. За прошедшие восемь  месяцев  я  во  многом
изменилась. Я уже не та маленькая твердолобая святоша, которую  ты  тщетно
пытался совратить с пути истинного, я поняла,  что  реальную  жизнь  никак
нельзя втиснуть в прокрустово ложе ханжеской  морали,  исповедуемой  моими
воспитательницами-кармелитками. Я приняла как должное  факт  существования
внебрачных связей, и даже сама грешила этим. Я отдаю себе отчет в том, что
мы с тобой будем любовниками, и я согласна на это, я  этого  хочу.  Однако
запомни, хорошенько запомни: мы будем вместе, пока я  буду  владеть  всеми
твоими помыслами, как ты владеешь моими. Время  от  времени  мне  придется
делить  тебя  с  другими  женщинами  -  но  сердце  твое  должно   целиком
принадлежать  мне  одной,  иначе...  Как  только  я  почувствую,  что   ты
охладеваешь ко мне, что у меня  появилась  соперница,  которая.  с  твоего
позволения, покушается на мое единовластие, я не стану бороться  с  ней  -
ибо я не жена  тебе,  а  насильно  удерживать  любовника  будет  для  меня
унизительно, - но я первая уйду  от  тебя.  Я  уйду  прежде,  чем  ты  сам
осознаешь, что теряешь ко мне интерес. Ты будешь утверждать, что произошло
ужаснейшее недоразумение, будешь клясться, что любишь меня больше всех  на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.