Случайный афоризм
Современный писатель не тот, кого почитают, а кого еще и читают. Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Филипп положил голову на подушку, крепко обнял Бланку и зарылся лицом
в ее волосах.
     - Я вспомнил нашу первую встречу... Почему мы сразу  не  поняли,  что
любим друг друга? Почем мы не поняли это позже? Ведь у  нас  было  столько
времени! Целых пять лет мы были слепы. Даже когда я просил  твоей  руки  -
даже тогда я не понимал, что люблю  тебя,  я  не  настоял  на  немедленном
браке, я  принял  условия  твоего  отца,  не  заподозрив  в  них  подвоха.
Проклятье!..
     - Ты очень жалеешь об этом?
     - Я проклинаю себя за это. Ведь  мы  могли  пожениться,  всегда  быть
вместе, жить счастливо... Боже, да что и говорить!  Упустили,  проворонили
мы наше счастье, Бланка...
     - Однако тогда ты не смог бы жениться на  Анне  Юлии,  и  наследством
Арманда Готийского, вероятнее всего, завладел бы граф Прованский.
     - Ну и что с того? Ну, пришлось бы мне повоевать с ним  за  галльский
престол - эка беда! В конце-то концов я бы все равно вышел  победителем...
Знаю, это нелогично, неразумно, не по-государственному, но  когда  говорит
любовь, рассудок молчит.
     Бланка вздохнула.
     - Любовь... Ты слишком  часто  употребляешь  это  слово.  Боюсь,  оно
значит для тебя не больше, чем банальное желание обладать женщиной...
     - Но, милочка...
     - Молчи, Филипп. Твой язык, пусть и  против  твоей  воли,  становится
лживым, когда ты разговариваешь с женщинами. Прошу тебя, не надо  опошлять
словами то единственное прекрасное, что осталось у меня  -  мою  любовь  к
тебе. На первое время ее хватит на  нас  обоих,  а  потом...  Потом  видно
будет, время само расставит все на свои места. У нашей любви нет будущего,
зато есть настоящее, и пока я с тобой, я буду жить лишь текущим  днем.  Со
вчерашнего вечера меня больше ничто не связывает с графом Бискайским, и  я
буду с тобой до тех пор...  -  Она  умолкла,  подняла  к  Филиппу  лицо  и
пристально поглядела ему в глаза. - Имей в виду, дорогой: вчера, отдавшись
тебе, я потеряла от любви голову, но вся моя гордость осталась при мне.  Я
ни на мгновение не забываю и никогда не забуду  о  том,  что  я  принцесса
Кастилии, дочь и  сестра  кастильских  королей.  Разумеется,  я  не  стану
требовать от тебя верности - право, это было бы смешно. Ты уже неисправим,
ты до такой степени развращен и любвеобилен, что будешь путаться с другими
женщинами, даже если действительно любишь меня, любишь так, как люблю тебя
я. К тому же вскоре у тебя появится жена...
     - Насчет Анны можешь не беспокоиться. Она  предпочитает  девчонок,  и
вряд ли ее вкусы изменятся.
     - Это несущественно, Филипп. В любом случае она  должна  родить  тебе
сына или дочь. Твое право на галльскую  корону  станет  бесспорным  только
тогда, когда твои и Анны родовые земли будут объединены общим наследником.
Впрочем, речь сейчас не о том. За прошедшие восемь  месяцев  я  во  многом
изменилась. Я уже не та маленькая твердолобая святоша, которую  ты  тщетно
пытался совратить с пути истинного, я поняла,  что  реальную  жизнь  никак
нельзя втиснуть в прокрустово ложе ханжеской  морали,  исповедуемой  моими
воспитательницами-кармелитками. Я приняла как должное  факт  существования
внебрачных связей, и даже сама грешила этим. Я отдаю себе отчет в том, что
мы с тобой будем любовниками, и я согласна на это, я  этого  хочу.  Однако
запомни, хорошенько запомни: мы будем вместе, пока я  буду  владеть  всеми
твоими помыслами, как ты владеешь моими. Время  от  времени  мне  придется
делить  тебя  с  другими  женщинами  -  но  сердце  твое  должно   целиком
принадлежать  мне  одной,  иначе...  Как  только  я  почувствую,  что   ты
охладеваешь ко мне, что у меня  появилась  соперница,  которая.  с  твоего
позволения, покушается на мое единовластие, я не стану бороться  с  ней  -
ибо я не жена  тебе,  а  насильно  удерживать  любовника  будет  для  меня
унизительно, - но я первая уйду  от  тебя.  Я  уйду  прежде,  чем  ты  сам
осознаешь, что теряешь ко мне интерес. Ты будешь утверждать, что произошло
ужаснейшее недоразумение, будешь клясться, что любишь меня больше всех  на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.