Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Прекрати, Филипп! Сейчас же прекрати!.. - Вдруг она  вся  сникла  и
тихо всхлипнула. - Не мучь меня, дорогой. Прошу тебя, не надо...
     Филипп подошел к ней и обнял ее за плечи.
     - А в чем, собственно, дело? - отозвался  озадаченный  Симон.  -  Что
происходит?
     Эрнан тяжело вздохнул.
     -  Глупенький!  Граф  Бискайский  рассчитывал,  что   устранив   дона
Фернандо, он все же убедит  Инморте  не  отказываться  от  задуманного  им
убийства дона Альфонса.
     - Ну и что с того?
     - Да у тебя  не  мозги,  а  решето,  друг  мой  любезный.  Кто  тогда
унаследует  престол,  спрашивается?  Конечно  же,  не  годовалая   дочурка
Фернандо Уэльвы, а госпожа Бланка, и вместе с ней граф Бискайский - как ее
муж.
     Тут раздался пронзительный вопль Фернандо. Бланка мигом отпрянула  на
Филиппа и во все глаза уставилась на брата, лицо которого было  перекошено
от бессильной ярости и злобы. Он наконец понял все, осознал, как был  глуп
и беспечен, с какой легкостью его провел тот, кого он считал своим другом.
И этот крик был криком тонущего в безбрежном океане отчаяния рассудка.
     В комнату ворвались два охранника с обнаженными  мечами  -  Маргарита
жестом велела им выйти.
     - Фу! - брезгливо произнесла она. - Как он противно кричит!  Господин
де Шатофьер, если вас не затруднит, велите ему заткнуться.
     Эрнан  велел  Фернандо  заткнуться,  для  пущей  убедительности  пнув
кулаком его в живот, затем наклонился и  подобрал  с  ковра  все  долговые
расписки Рикарда.
     - Сударыня, - сказал он, обращаясь к Бланке. - Эти векселя  по  праву
принадлежат вашему брату.  Однако  сейчас  он  находится  под  арестом  и,
следовательно, недееспособен, а посему вам решать, что с ними делать.
     Бланка молча взяла у него кипу векселей и методично разодрала  каждый
в мелкие клочья.
     - В мерзкой затее Александра был, впрочем, один положительный момент,
- промолвила она, глядя на Фернандо с кротостью, повергнувшей того в ужас.
- Надеюсь, все вы понимаете, что я имею в виду. И у меня аж  руки  чешутся
привести в исполнение эту часть  несостоявшегося  плана.  Пойдем,  Филипп,
иначе я за себя не отвечаю.
     - Ты уходишь, кузина? - вяло спросила Маргарита.
     - Да.
     - Но ведь у тебя Жоанна.
     - Я... Я буду у Филиппа.
     Принцесса вздохнула:
     - Ну что ж, ладно, ступайте.  Мы  с  господином  де  Шатофьером  сами
решим, что делать дальше... Но нет, постойте! Не думаю,  что  эта  хорошая
идея - тебе, Бланка, провести ночь у мужчины, пусть и у Филиппа. Уж  лучше
останьтесь здесь, а мы сейчас пойдем ко  мне,  прихватив  с  собой  кузена
Фернандо, разумеется, - полагаю, вам он не понадобится. Таким образом,  вы
с Жоанной просто поменяетесь покоями; рокируетесь, говоря на  языке  твоей
любимой игры.



        17. ДОЧЬ КАСТИЛИИ

     Первое, что увидела Бланка, проснувшись, было склоненное над ней лицо
Филиппа и были слезы, стоявшие в его глазах.
     - Почему ты плачешь, милый? - спросила она.
     - Это я от счастья, родная... Вправду от счастья.
     С его ресниц сорвалась крупная слеза и упала ей на губы.
     - Не обманывай меня, Филипп. Взгляд у тебя такой печальный,  а  слезы
так горьки... О чем ты думаешь? Что тебя мучит?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.