Случайный афоризм
Подлинно великие писатели - те, чья мысль проникает во все изгибы их стиля. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Прекрати, Филипп! Сейчас же прекрати!.. - Вдруг она  вся  сникла  и
тихо всхлипнула. - Не мучь меня, дорогой. Прошу тебя, не надо...
     Филипп подошел к ней и обнял ее за плечи.
     - А в чем, собственно, дело? - отозвался  озадаченный  Симон.  -  Что
происходит?
     Эрнан тяжело вздохнул.
     -  Глупенький!  Граф  Бискайский  рассчитывал,  что   устранив   дона
Фернандо, он все же убедит  Инморте  не  отказываться  от  задуманного  им
убийства дона Альфонса.
     - Ну и что с того?
     - Да у тебя  не  мозги,  а  решето,  друг  мой  любезный.  Кто  тогда
унаследует  престол,  спрашивается?  Конечно  же,  не  годовалая   дочурка
Фернандо Уэльвы, а госпожа Бланка, и вместе с ней граф Бискайский - как ее
муж.
     Тут раздался пронзительный вопль Фернандо. Бланка мигом отпрянула  на
Филиппа и во все глаза уставилась на брата, лицо которого было  перекошено
от бессильной ярости и злобы. Он наконец понял все, осознал, как был  глуп
и беспечен, с какой легкостью его провел тот, кого он считал своим другом.
И этот крик был криком тонущего в безбрежном океане отчаяния рассудка.
     В комнату ворвались два охранника с обнаженными  мечами  -  Маргарита
жестом велела им выйти.
     - Фу! - брезгливо произнесла она. - Как он противно кричит!  Господин
де Шатофьер, если вас не затруднит, велите ему заткнуться.
     Эрнан  велел  Фернандо  заткнуться,  для  пущей  убедительности  пнув
кулаком его в живот, затем наклонился и  подобрал  с  ковра  все  долговые
расписки Рикарда.
     - Сударыня, - сказал он, обращаясь к Бланке. - Эти векселя  по  праву
принадлежат вашему брату.  Однако  сейчас  он  находится  под  арестом  и,
следовательно, недееспособен, а посему вам решать, что с ними делать.
     Бланка молча взяла у него кипу векселей и методично разодрала  каждый
в мелкие клочья.
     - В мерзкой затее Александра был, впрочем, один положительный момент,
- промолвила она, глядя на Фернандо с кротостью, повергнувшей того в ужас.
- Надеюсь, все вы понимаете, что я имею в виду. И у меня аж  руки  чешутся
привести в исполнение эту часть  несостоявшегося  плана.  Пойдем,  Филипп,
иначе я за себя не отвечаю.
     - Ты уходишь, кузина? - вяло спросила Маргарита.
     - Да.
     - Но ведь у тебя Жоанна.
     - Я... Я буду у Филиппа.
     Принцесса вздохнула:
     - Ну что ж, ладно, ступайте.  Мы  с  господином  де  Шатофьером  сами
решим, что делать дальше... Но нет, постойте! Не думаю,  что  эта  хорошая
идея - тебе, Бланка, провести ночь у мужчины, пусть и у Филиппа. Уж  лучше
останьтесь здесь, а мы сейчас пойдем ко  мне,  прихватив  с  собой  кузена
Фернандо, разумеется, - полагаю, вам он не понадобится. Таким образом,  вы
с Жоанной просто поменяетесь покоями; рокируетесь, говоря на  языке  твоей
любимой игры.



        17. ДОЧЬ КАСТИЛИИ

     Первое, что увидела Бланка, проснувшись, было склоненное над ней лицо
Филиппа и были слезы, стоявшие в его глазах.
     - Почему ты плачешь, милый? - спросила она.
     - Это я от счастья, родная... Вправду от счастья.
     С его ресниц сорвалась крупная слеза и упала ей на губы.
     - Не обманывай меня, Филипп. Взгляд у тебя такой печальный,  а  слезы
так горьки... О чем ты думаешь? Что тебя мучит?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.