Случайный афоризм
Писатель оригинален, или он не писатель вовсе. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

наивный, не отличается особым умом и не умеет держать язык за зубами.
     Бланка кивнула.
     - Это не лестная, но  очень  меткая  характеристика,  господин  граф.
Фернандо таков. Разумеется, он не стал  бы  поверять  свои  тайны  первому
встречному, но они с Александром сдружились еще в прошлом году в Толедо...
     - И я подозреваю, - добавил Филипп, - что  граф  Бискайский  также  и
соратник Фернандо по тайному братству иезуитов.
     - Как же так? - недоуменно отозвался Симон. - Ведь они  оба  женатые.
Как они могут быть иезуитами?
     Бланка  и  Маргарита  одновременно  взглянули  на  него  -   одна   с
изумлением, другая с умилением.
     - Будь здесь Гастон, - улыбаясь, произнес Филипп, - он бы сказал:  "И
за кого только я выдал свою единственную сестру!"
     Бланка взяла Симона за руку и терпеливо объяснила:
     - Филипп просто-напросто имел в виду, что как и  мой  брат  Фернандо,
мой муж каким-то образом связан с Инморте.
     - И это очень существенно, - отметил Эрнан. - В противном случае, моя
теория окажется несостоятельной. Впрочем, я уверен, что не ошибаюсь; таким
типам, как граф Бискайский, прямая дорога в соратники Инморте.  И  кстати.
Габриель де Шеверни рассказывал мне, что когда  Хайме  де  Барейро  вызвал
графа на поединок, у того было такое удивленное выражение лица,  точно  он
не мог поверить своим глазам:  дескать,  как  же  так,  друг  Хайме  хочет
сразиться со мной! А граф де Барейро, по моему мнению, просто выбрал  себе
самого слабого противника, чтобы без особого труда победить его  и  занять
его место... Ай! Ладно, перехожу к  делу.  Итак,  дон  Фернандо  прибыл  в
Памплону в тот же день, когда прибыли  мы,  и  тут  же  похвастался  графу
Бискайскому, что месяца через три он станет королем Кастилии и Леона.
     Бланка устремила на брата такой пронзительный взгляд,  что  тот  весь
съежился.
     - А на следующий день, - между тем продолжал Эрнан, - граф  пригласил
дона Фернандо прогуляться с ним на ристалище и там сообщил ему, что княжна
Жоанна  якобы  подслушала  их  вчерашний  разговор   и   теперь   угрожает
разоблачением. Она, мол, требует, чтобы дон Фернандо сознался во всем дону
Альфонсо, и дает ему время на размышление - предположительно, до окончания
празднеств...
     - Постойте, - перебила его Бланка, не отводя глаз  от  побледневшего,
как полотно, Фернандо. - Держу пари, что вы правы в своих догадках.  Но  с
чего вы взяли, что этот разговор состоялся на следующий день и  именно  на
ристалище?
     - И к тому же разговаривали они на арабском, вернее, на  мавританском
языке, - с важной миной добавил Шатофьер. - Однако  все  предпринятые  ими
меры предосторожности не помогли им, ибо в шатре, возле которого они  вели
столь милую беседу  и  который  они  считали  пустым,  находился  человек,
достаточно хорошо знающий арабский язык, чтобы понять, о чем они говорят.
     - И это были вы?!
     - Да, я. К сожалению, тогда я как раз вздремнул и не слышал начала их
разговора. Первое, что я разобрал, проснувшись, было: "Она должна умереть,
хочешь ты этого или нет. Я уже вынес ей смертный приговор." Так сказал дон
Фернандо.
     - Но ведь там его не было! - озадаченно произнес Симон.  -  Там  были
граф Бискайский и виконт Иверо.
     - Молчи, Симон! - щелкнул пальцами Филипп. - Молчи. Кажется, я понял,
в чем дело.
     Эрнан виновато склонил голову.
     -  Друзья  мои,  должен  вам  покаяться:  я  ошибся.  Я  был  слишком
самоуверен, слишком убежден в своей правоте, в своей непогрешимости, и эта
моя ошибка едва не привела к роковым последствиям. Мне  страшно  подумать,
что случилось бы, выбери  граф  Бискайский  на  роль  козла  отпущения  не
виконта Иверо, а кого-нибудь другого. Это будет мне уроком на всю жизнь  -
проверять, перепроверять и еще перепроверять, Я не распознал  беседовавших

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.