Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

постели.
     - Это  к  вопросу  о  продаже  души  Сатане,  -  ответила  принцесса,
расправляя платье. - Или кузену Бискайскому - что, как я уже говорила,  не
имеет  принципиального  различия.  Ведь,  в  сущности,  все   равно   кому
продаваться - хозяину или его слуге...  Ладно,  Тибальд,  сейчас  я  пойду
потолкую с этим мэтром... - Маргарита непроизвольно прижала руки к груди в
тщетной  попытке  унять  мучительное  щемление  в  сердце.  -  А  ты  пока
приоденься и жди меня здесь. Кузина, - обратилась  она  к  графине,  -  вы
ступайте присмотрите, пожалуйста, за Рикардом. Я скоро приду.
     Через четверть  часа  Маргарита  в  сопровождении  Тибальда  и  мэтра
Ливореса спустилась по лестнице на первый этаж. Лицо ее  было  белое,  как
мел, и неподвижное, как у статуи. Движения ее  были  каким-то  скованными,
неловкими, лишенными привычной грации;  она  ступала,  едва  сгибая  ноги,
будто на ходулях.
     Под лестницей возле двери  стоял  Гоше.  Он  приветствовал  принцессу
почтительным поклоном.
     - Ваше высочество...
     - Как там господин виконт? - бесцветным голосом  спросила  Маргарита,
отрешенно глядя сквозь слугу.
     - Его  светлость  уже  пришли  в  себя,  а  когда  узнали,  что  ваше
высочество тут, пожелали увидеться с вами.
     - Графиня там?
     - Да, ваше высочество. Ее светлость велели мне выйти.
     - Хорошо, - сказала Маргарита. - Вы все оставайтесь  здесь.  Вас  это
также касается, Тибальд.
     Она вошла  в  небольшую  комнату,  освещенную  тусклым  светом  одной
коптящей в подсвечнике на грубо сколоченном столе свечи. В противоположном
углу комнаты стояла узкая кровать, возле которой сидела на табурете  Адель
де Монтальбан. Завидев принцессу, она быстро поднялась на ноги.
     - Мне оставить вас, кузина?
     - Да, пожалуйста.
     Доски кровати заскрипели.  Послышался  стон,  а  затем  слабый  голос
Рикарда:
     - Маргарита... Она здесь?..
     Адель молча удалилась из комнаты, плотно  затворив  за  собой  дверь.
Тогда Маргарита подошла к кровати, опустилась на табурет и смерила Рикарда
пристальным взглядом.
     Он лежал навзничь, одетый лишь в нижнее  белье,  местами  запачканное
кровью; на шее у него на тонкой золотой цепочке висел  медальон.  Обтертое
влажной тряпкой лицо было  все  в  ссадинах  и  синяках,  обе  брови  были
разбиты, а из носа и потрескавшихся губ сочилась кровь. Глаза его  скорбно
и виновато глядели на Маргариту.
     - Что ты наделал, Рикард? - с невыразимой болью в  голосе  произнесла
она. - Что же ты наделал!
     - Собирался помочь кузену Бискайскому убить его сестру.
     - Это я знаю. Но зачем?
     - Он сказал...
     - Меня не интересуют его мотивы. Тем более, что  я  догадываюсь,  чем
ему мешает Жоанна. Но ты, ты...
     - Это не долги, Маргарита, вовсе нет. Хотя...
     - Что - хотя?
     - Александр скупил все мои векселя. Не  знаю,  где  он  взял  столько
денег, и тем не менее он их все скупил. Он думал, что крепко держит меня в
узде, но...
     - И он таки держал тебя  в  узде.  Он  втянул  тебя  в  эту  грязную,
мерзкую, отвратительную авантюру. И ты согласился,  ты  поддался  соблазну
одним махом уладить свои дела, но больше  всего  ты  хотел  причинить  мне
боль. Ведь ты знаешь, как я люблю Жоанну, пусть и  немного  ревную  к  ней
отца.
     - Ошибаешься, Маргарита. Я ни о  чем  таком  не  помышлял.  Когда  ты

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.