Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мужлан неотесанный?
     Тибальд вздохнул.
     - Ни одну  из  стрел  мужчина  не  подобрал.  Двум  старшим  сыновьям
достались княжны, а младшему - жаба.
     - Тьфу! Так я и знала, что ничего путного из этой  королевской  затеи
не выйдет. Надобно сказать, королю еще крупно повезло, ведь все три стрелы
могли попасть к жабам или к козам, или к  овцам...  И  что  же  делал  тот
третий, Жоанчик?
     - Отец заставил его жениться на жабе.
     - Пречистая Дева Памплонская!  Какое  самодурство,  какая  изощренная
жестокость! Мало того, что он Балбес, так ему еще жабу в жены подсунули.
     - Словом, повенчались они... - из последних сил продолжал Тибальд.
     - Кто?
     - Жоанчик с жабой.
     - Побей  меня  гром!  Как  мог  восточный  патриарх  допустить  такое
святотатство?
     Тибальд громко застонал.
     - О нет! Я этого не вынесу!
     - Чего?
     - Твоих дурацких комментариев.
     - Но ведь и сказка дурацкая. Я никак не пойму, в чем ее смысл.
     - Да в том, что принцесса  оказалась  сущей  жабой...  То  бишь  жаба
оказалась самой настоящей принцессой.
     - На что ты намекаешь? - грозно осведомилась Маргарита.
     - Ни на что! Ни на что я не намекаю! - вскричал Тибальд  и  опрокинул
ее навзничь. - Та жаба, на которой женился Балбес, была вовсе не жабой,  а
заколдованной красавицей-принцессой. В конце сказки Жоанчик  освободил  ее
от злых чар, и зажили они счастливо, стали рожать детей...
     - И что из этого следует?
     Тибальд жадно поцеловал Маргариту в губы.
     - А то, что я не Балбес; я не выходил в чисто поле и не пускал стрелу
наобум. Но я спас от разбойников чокнутого Готье и  дал  ему  арбалет,  из
которого он впоследствии выстрелил прямо в окно королевского кабинета, чем
помешал своему отцу выдать тебя замуж  -  говорят,  за  Красавчика.  Кузен
Аквитанский, конечно, не злой колдун,  но  мне  все  равно,  злой  он  или
добрый; это несущественно. Главное, что я, именно я,  посредством  помощи,
оказанной мною Готье, спас тебя от этого брака.
     - Избавил от  злых  чар,  -  задумчиво  добавила  Маргарита  и  вдруг
содрогнулась всем телом. - Боже милостивый! Боже... Как мне тогда повезло!
- Она рывком прижалась к Тибальду. - Какое счастье,  что  я  не  вышла  за
Красавчика!.. И все ты, ты! По сути, ты тогда спас меня от него.
     - Ты так боишься его? -  спросил  Тибальд,  пораженный  ее  пылом.  -
Почему?
     - Он страшный человек... Нет, он, в общем, хороший  -  как  друг.  Но
если бы я стала его женой... Брр!... Давай лучше не будем о нем.
     - Ладно, не будем. Возобновим разговор о нас с тобой.
     - А нам больше не о чем разговаривать, Тибальд, - грустно  произнесла
Маргарита. - Я уже все решила.
     Сердце Тибальда екнуло. С дрожью в голосе он спросил:
     - И каков будет твой приговор?
     - Твоя дурацкая сказка убедила меня. Я покорюсь своей судьбе.
     - То есть...
     - Вскоре мы с тобой повенчаемся. Надеюсь, ты готов к свадьбе?
     Тибальд выпустил Маргариту из  своих  объятий  и  обессилено  положил
голову на подушку рядом с ее головой.
     - Ты это серьезно, дорогая?
     - С такими вещами я не шучу. Я согласна стать твоей женой.
     Несколько долгих, как  вечность,  секунд  они  оба  молчали.  Наконец
Тибальд произнес:
     - Ты говоришь это таким  тоном,  будто  собираешься  похоронить  себя

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.