Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Господня.
     Принцесса фыркнула. А Тибальд спросил:
     - Так ты уже исполнил волю Божью?
     - Да, монсеньор, исполнил. Все, что велел мне Господь, я сделал.
     - Ну-ка, ну-ка! - отозвалась Маргарита. - Что-то я припоминаю. Это не
ты, случайно, пустил стрелу в окно королевского кабинета?
     - Да, сударыня, я самый.
     Тибальд в изумлении вытаращился на Готье:
     - Это был ты?!!
     Лесничий молча кивнул.
     - Но зачем?
     - Так велел мне Господь, монсеньор.
     - Ты уверен?
     - А как же! Я услышал Его приказ. Такова была воля Божья.  И  госпожа
принцесса считает так же.
     - А? - удивилась госпожа принцесса. - С чего ты  взял,  что  она  так
считает?
     - А с какой тогда стати она назначила меня лесничим?  -  вопросом  на
вопрос ответил Готье. - Меня ведь сперва в тюрьму упекли. - Он  сокрушенно
вздохнул. - Оказывается, все преступники - законченные идиоты.
     Маргарита ухмыльнулась и прошептала Тибальду по-латыни:
     - Это была не тюрьма, а приют для умалишенных.
     - Ну-ну! - криво усмехаясь, произнес Тибальд.  -  Однако  здорово  он
тебя боится! Нечего сказать.
     - А может, принцесса просто  пожалела  тебя?  -  обратилась  к  Готье
Маргарита. - Поэтому освободила из заточения.
     Но тот был непреклонен:
     - Нет, сударыня. Ее высочество знала, что это была воля Божья, и не я
выстрелил - выстрелил сам Господь моей рукою.
     - Из моего арбалета, - добавил Тибальд.
     - Воистину так, - подтвердил Готье.
     - Да ну! - пораженно воскликнула Маргарита. - Это ты дал ему  оружие,
Тибальд?
     Пока они шли к дому, Тибальд в нескольких словах поведал ей  о  своем
падении на охоте, приведшему к спасению Готье от разбойников.
     - Ну и дела! - задумчиво  промолвила  Маргарита.  -  Как  непостижимо
переплетаются судьбы людские.
     - На все воля Провидения Господнего, к сведению ваших  светлостей,  -
назидательно отозвался  Готье  с  видом  человека,  посвященного  в  самые
сокровенные тайны мироздания.
     - У тебя уже кто-то гостит? - спросила Маргарита, заметив  в  конюшне
лошадей.
     Лесничий забеспокоился:
     - Ну...  В  общем-то,  да,  сударыня.  Один  господин  с  женой.  Они
искупались в ручье,  поужинали  и  совсем  недавно  отправились  спать.  К
сведению ваших светлостей,  на  втором  этаже  у  меня  несколько  барских
спален, и ежели ваши светлости захотят отдохнуть...
     - Спасибо, любезный Готье,  так  мы  и  сделаем.  И  поужинаем  тоже.
Надеюсь, у тебя найдется, что поесть?
     - О да, сударыня. Конечно, найдется. Даже пара бутылок  доброго  вина
еще...
     - Постой-ка! - перебила его Маргарита. -  Но  лошадей  у  тебя  целый
табун. Откуда же взялись остальные?
     -  Это  другие  господа  их  оставили,  -  в  замешательстве  ответил
лесничий. - Они оставили мне на попечение своих лошадей,  а  сами  гурьбой
пошли в лес. Только один господин с женой...
     - А кто они, собственно, такие, этот господин с женой?
     - Увы, ваша светлость, не знаю. Я не любопытен излишне. Очевидно, они
гости моей госпожи - как и  вы,  вероятно...  Ну,  и  еще  за  ужином  они
называли друг друга Симоном - это господина, и Аделью - это госпожу.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.