Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Что все-таки странная ты девушка, Маргарита.
     - В каком смысле? - спросила она, останавливаясь у ворот усадьбы.
     - Да в любом. В частности, ты сказала "займемся любовью" точно  таким
же тоном, как и "поужинаем".
     - Это тебе показалось, Тибальд.
     - Вовсе нет. Ты холодная, как льдинка, дорогая.
     - Ты тоже, милый.
     - Я-то?! С чего ты взяла?
     - А с того, что будь ты так безумно влюблен в меня, как  утверждаешь,
и желай ты меня так страстно и  неистово,  как  хочешь  это  показать,  то
наверняка не обратил бы никакого внимания на мой тон.
     - Вот как?
     - Да, да, да! Одно лишь мое предложение заняться  любовью  прозвучало
бы для тебя райской музыкой, ты должен был бы плясать на радостях и...
     - И  целовать  землю  под  твоими  ногами,  -  саркастически  добавил
Тибальд.
     - Вот именно. И не только землю под моими ногами - но и мои  ноги.  И
вообще, всю меня.
     - Какая же ты бесстыжая! - восторженно вскричал  он,  заключил  ее  в
объятия и покрыл ее лицо жаркими поцелуями.
     Но тут Маргарита резко отстранилась от него.
     - Погоди. К нам, кажется, идут.
     И в самом деле - пока они пререкались,  из  дома  вышел  лесничий,  с
которым мы уже имели случай  познакомиться,  и  поспешил  навстречу  своим
новым гостям.
     - Не называй меня Маргаритой, -  предупредила  она  Тибальда.  -  Для
этого человека я кто угодно, только не принцесса Наваррская.
     - С какой это стати? Ведь он твой слуга.
     - Он меня еще ни разу не  видел,  но  наверняка  боится,  как  геенны
огненной.
     - Почему?
     - Понимаешь, он немного того...
     - Бог мой! Чокнутый лесничий? Этого еще не хватало!
     - Да не бойся. Говорят, он добродушный малый и  вполне  безобиден.  У
него лишь одна навязчивая идея... Тсс! Об этом молчок!
     Тем временем  лесничий  приблизился  к  ним  и  отвесил  почтительный
поклон. Вдруг глаза его округлились от изумления.
     - Ваша светлость! - Воскликнул он. - Господин граф!
     Тибальд, казалось, был удивлен не меньше него.
     - Вот те на! Да это же слуга моего покойного отца!
     - Он самый, монсеньор, - еще раз поклонился лесничий.  -  Готье  меня
зовут. Ваша  светлость  еще  спасли  меня  от  разбойников,  когда  я  шел
исполнять  волю  Господню...  Ах,   простите,   милостивые   государи!   -
всполошился он. - Прошу, проходите в дом.  Сейчас  я  позабочусь  о  ваших
лошадях, накормлю их овсом, напою студеной водой из колодца...
     - Так ты знаешь этого человека? - озадаченно спросила Маргарита.
     - Да, знаю, - ответил Тибальд. - Мы  встретились  с  ним  при  весьма
интригующих обстоятельствах. - Он повернулся к Готье. - А ты как  очутился
в этих краях?
     - Господь привел,  Господь  привел...  Ах,  как  я  рад  видеть  вашу
светлость, как приятно поговорить на родном языке! А госпожа, верно,  жена
вашей светлости?
     Тибальд не знал, что и сказать.
     - А как же иначе, - вместо него ответила Маргарита. - Конечно,  жена.
Так ты говоришь, что Господь привел тебя в эти края?
     - Ну да, ваша светлость, он самый. Господь Всевышний.
     - И это Всевышний назначил тебя лесничим? -  с  иронией  осведомилась
Маргарита.
     -  О,  сударыня,  не  насмехайтесь!  -  серьезно  произнес  Готье.  -
Лесничим-то  назначила  меня  госпожа  Наваррская,  но   с   благословения

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.