Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Постепенно Симону удалось  унять  дрожь  в  коленях.  Он  даже  чуток
приободрился и расправил плечи.
     - Уже пора?
     -  Пожалуй,  да.  Долго   задерживаться   тоже   опасно.   Он   может
забеспокоиться и чего доброго еще вернется за виконтом. Пошли.
     - Мы так и пойдем вместе? - недоуменно спросил Симон.
     - До входа в галерею. Я буду подстраховывать тебя - чтобы ты  не  так
волновался.
     Они вышли в темный и пустынный коридор и,  крадучись,  подобрались  к
галерее. Альбре легонько хлопнул Симона по спине и еле слышно прошептал:
     - С богом, дружище.
     Симон вошел в галерею  и  увидел  шагах  в  пятидесяти  впереди  себя
мужскую фигуру. Его зазнобило, а на лбу выступила  испарина.  Вне  всякого
сомнения, это был преступник!
     И он поманил его к себе!!!
     У Симона подкосились ноги, но он  с  мужеством  насмерть  испуганного
человека смело двинулся навстречу своей судьбе. Подойдя к преступнику,  он
так низко склонил голову, пряча лицо под полями шляпы, что наблюдавший  за
ним из-за угла Гастон про себя выругался:
     "Негодный мальчишка! Сейчас он испортит все дело..."
     К счастью, преступник ничего не заподозрил, по-видимому,  отнеся  его
странное поведение на счет вполне естественного волнения.
     - Вы опоздали, кузен, - с ледяным спокойствием произнес он.  -  И  не
тряситесь так. Все будет в порядке.
     "Матушка моя родная! Амелина моя любимая!" - мысленно вскричал Симон.
Он узнал голос преступника и громко застучал зубами.
     Между тем преступник извлек из кармана какой-то пакет и протянул  его
Симону.
     - Надеюсь, это вас успокоит. Здесь все ваши долговые  расписки  -  на
восемьдесят две тысячи скудо.
     Дрожащими пальцами Симон взял у преступника пакет и запихнул  его  за
отворот своего камзола.
     - Так идемте же, кузен, - сказал преступник. -  Все  будет  в  полном
порядке, уверяю вас.
     Весь путь они прошли молча. Симон плелся  позади  преступника,  низко
склонив голову, и видел только его ноги. В голове у него  царил  полнейший
кавардак. Потрясенный своим открытием, он никак не мог собраться с мыслями
и готов был разрыдаться от ужаса и отчаяния. Больше  всего  на  свете  ему
хотелось броситься наутек, но страх показаться  трусом  удерживал  его  от
этого поступка.
     Наконец они подошли к двери покоев Жоанны. Как ни в  чем  не  бывало,
преступник вошел в переднюю и тихо произнес:
     - Входите живее. И закройте дверь.
     Симон  машинально  подчинился  этому  приказу,  и  они  очутились   в
кромешной темноте. В руках преступника вспыхнула  искра  -  сердце  Симона
ухнуло в холодную бездну, и он едва не лишился чувств, - но тут  же  искра
погасла,  и  в  передней  снова  воцарился  мрак.  Преступник  хотел  лишь
выяснить, где находится следующая дверь.
     Когда они вошли в прихожую, Симон облегченно вздохнул - теперь уже не
понадобится чиркать огнивом. Ставни окон были открыты, шторы раздвинуты, и
сумрачного света, проникавшего извне, было вполне достаточно, чтобы  идти,
не рискуя натолкнуться на мебель.
     - Так, - прошептал себе под нос преступник. - Теперь  направо...  Вон
та дверь. Следуйте за мной, кузен.
     Они пересекли еще одну комнату и оказались перед  дверью  в  спальню.
Преступник осторожно приоткрыл ее,  и  полумрак  комнаты,  в  которой  они
находились, рассекла тонкая  полоска  света.  В  спальне,  видимо,  горела
свеча.
     Преступник замер и  несколько  секунд  обождал.  Никакой  реакции  не
последовало. Тогда он  шире  отворил  дверь.  Симон  проворно  отступил  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.