Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

толкнул ее рукой. Дверь подалась и  открылась  почти  бесшумно.  Здоровила
удовлетворенно промурлыкал и вошел в переднюю. Но не успел он  взяться  за
ручку двери, чтобы закрыть ее за собой, как Эрнан с тихой грацией  пантеры
вынырнул из ниши, в два прыжка пересек коридор и набросился на него.
     Никакой борьбы не было. Незнакомец был так ошарашен  молниеносным  и,
главное,  бесшумным   нападением   со   спины,   что   даже   не   пытался
сопротивляться. Одной рукой обхватив его за туловище, а другой  зажав  ему
рот, Эрнан негромко бросил через плечо:
     - Ко мне, друзья. И закройте дверь. Но потише.
     Не создавая лишнего шума, Филипп и Бланка вошли в переднюю.
     - Отлично сработано, - шепотом произнес  Филипп,  затворяя  дверь.  -
Никакого переполоху. Если это не тот, кого мы ждали...
     - Тот он, тот, - уверенно ответил Эрнан. - Во как  дрожит  весь!  Но,
увы, это не граф Бискайский. Знать, его светлость  не  изволили  самолично
явиться к сестре.
     Тут дверь в  прихожую  распахнулась  и  на  пороге  появилась  княжна
Жоанна. Она была одета точно также, как Бланка, то есть в чулки и  длинный
пеньюар.
     - Господа!.. Кузина!..
     - Прошу прощения,  сударыня,  -  сказал  Эрнан.  -  Мы  вам  кое-кого
привели.  Посторонитесь,  пожалуйста.  -  И  он  втолкнул   незнакомца   в
освещенную прихожую.
     - Ричард! - тихо вскрикнула Жоанна. - Вы!..
     - Ба! - изумился Филипп, вслед за Бланкой и Эрнаном войдя в  комнату.
- Это же Ричард Гамильтон!
     - Ну да, - прохрипел барон, с трудом переводя дыхание;  от  излишнего
усердия Эрнан едва не задушил его. - Но я не понимаю...
     - А-а, вы не понимаете! -  саркастически  произнес  Шатофьер.  -  Он,
видите ли, не понимает! Так, может быть, объясним  ему,  друзья?  Объясним
этому доблестному и благородному рыцарю, зачем  он  в  столь  поздний  час
пытался тайком пробирался в покои дамы, а?
     Жоанна густо покраснела и опустила глаза.
     - Это вас не касается, господин граф, - огрызнулся Гамильтон.  -  Это
мое личное дело.
     - Ваше личное дело, подумать только! А то, что вы  хотели  сделать  с
госпожой Жоанной, тоже ваше личное дело?
     Жоанна  пронзительно  ойкнула  и  пошатнулась.  Гамильтон   стремглав
бросился к ней и бережно усадил ее в кресло.
     - Замолчите же вы, негодяй! - рявкнул он, грозно сверкая  глазами.  -
Думайте, что говорите!
     - Это я-то негодяй?! - возмутился было Эрнан,  но  тут  Филипп,  тихо
посмеиваясь, положил ему руку на плечо.
     - Успокойся, дружище, ты ошибся. Ты даже  не  представляешь,  как  ты
ошибся! Барон никакой не злоумышленник - он любовник.
     - А?! - произнесла Бланка и изумленно уставилась на Жоанну.
     Та еще больше смутилась и глубже вжалась в  кресло.  Гамильтон  вновь
сверкнул глазами.
     - Вы слишком любопытны, господа!
     -  Одну  минутку,  барон,  -  примирительно  сказал  Филипп.   -   Не
петушитесь. Поверьте, мы вовсе не собирались  вмешиваться  в  ваши  личные
дела.
     Он подтянул ближе два кресла, в одно из которых села  Бланка,  а  сам
устроился в другом. Между тем Эрнан с облегченным  вздохом  развалился  на
соседнем диване.
     - Так вот о каком сюрпризе намекала  Елена,  -  задумчиво  промолвила
Бланка, попеременно глядя то на Жоанну, то на Гамильтона. -  Однако  же!..
Вы что, барон, всерьез надеетесь жениться на кузине?
     Гамильтон побагровел. Он все еще стоял возле кресла Жоанны; руки  его
судорожно сжались в кулаки.
     - Сударыня, - с достоинством заговорил он. -  Я  вправду  небогат,  к

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.