Случайный афоризм
Никогда слава не придет к тому, кто сочиняет дурные стихи. Михаил Афанасьевич Булгаков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - И что это за сведения? - холодно спросила Бланка, всем своим  видом
показывая, что доводы Эрнана не убедили ее.
     - Между прочим, - добавил Филипп, с укоризной глядя на друга, - я  не
давал тебе полномочий применять насилие.
     - К счастью, мне хватило ума превысить свои полномочия.
     - Вот как! - искренне возмутился Филипп. - К счастью?!
     - Именно так - к счастью. К счастью для Жоанны Наваррской.
     - Для Жоанны?  -  переспросила  удивленная  Бланка.  -  Она-то  здесь
причем?
     - А притом, что сегодня ровно в час пополуночи  Рикард  Иверо  должен
встретиться в галерее, соединяющей два ваших крыла,  с  неким  сообщником,
предположительно, с самим графом  Бискайским,  и  помочь  ему  в  убийстве
княжны Жоанны.
     - Пресвятая Богородица! - воскликнула Бланка. - Да что  вы  говорите,
граф!
     Ошарашенный Филипп с немым  вопросом  уставился  на  Эрнана,  который
невозмутимо продолжал:
     - В этом самом преступлении и сознался виконт Иверо.  Он  утверждает,
что абсолютно  непричастен  к  заговору  Александра  Бискайского  с  целью
убийства госпожи Маргариты и ничего не слышал о нем.
     - Но разговор...
     - Не напоминай мне об этом!  -  раздраженно  рявкнул  Шатофьер.  -  Я
ничего не понимаю! Ровным счетом ничего. Я вдолбил в свою тупую башку, что
собеседником графа был Рикард Иверо - будто бы он единственный отверженный
принцессой любовник. А взять хотя бы  Рауля  де  Толосу...  Но  ведь  все,
решительно все  свидетельствовало  против  виконта.  И  этот  разговор  на
ристалище: "Она поступила с тобой по-свински... Она отступилась от  тебя",
а эти слова, что присутствующие не в счет, когда речь шла о  родственниках
- неужели  я  превратно  истолковал  их?..  Нет,  я  отказываюсь  что-либо
понимать! Или я глупец и редкостный тупица, или же... Тысяча чертей! Из-за
своей  дурацкой  самоуверенности  я  чуть  было  не  позволил   Александру
Бискайскому совершить сразу два убийства - сестры  и  кузины.  Мне  просто
повезло, сказочно повезло, что Рикард Иверо, непричастный к  покушению  на
принцессу Маргариту, все же оказался замешанным...
     - Повезло?! - гневно оборвала его Бланка. - Вам повезло! Да вы с  ума
сошли!.. Боже милостивый! Как же так?.. Как мог Рикард...  Как  он  мог?..
Он... Он...
     Филипп обнял ее за плечи и притянул к себе,  чтобы  утешить,  но  тут
Бланка,  так  же  внезапно,  как  и  взорвалась,  взяла  себя  в  руки   и
успокоилась.
     - Прошу прощения,  сударь,  за  мою  несдержанность,  -  сказала  она
Эрнану. - Но вы должны понять меня. Елена Иверо моя лучшая подруга, и я...
я просто не могу поверить, что ее  брат  способен  на  такое...  на  такую
мерзость. Он совсем спятил, он сумасшедший, он полностью потерял рассудок.
Зачем, ну зачем ему убивать Жоанну? Что она ему  сделала?..  Да,  конечно,
порой она поступала не совсем порядочно по отношению к нему, но разве  это
повод для убийства? Это... - Бланка коснулась ладонью  лба,  словно  желая
убедиться, что у нее нет жара. - Это похоже на какой-то жуткий кошмар!
     - Да, - согласился Эрнан. - Это самый настоящий кошмар. Но и это  еще
не все.
     - А что еще? - Бланка сложила руки на коленях.  Ее  бледное  лицо  не
выказывало ровно никаких эмоций, взгляд был отрешенным. - Говорите,  граф,
я готова услышать все, что угодно.
     - Виконт пошел на это преступление ради денег.
     - Что?! - воскликнул Филипп.
     Щека Бланки нервно дернулась.
     - Не может быть! - почти что простонала она.
     - Он сам в этом признался. Граф Бискайский скупил у  ростовщиков  все
его долговые обязательства - на  восемьдесят  тысяч  скудо  -  и  пообещал
отдать их виконту после убийства княжны Жоанны.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.