Случайный афоризм
У многих людей сочинение стихов - это болезнь роста ума. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Эрнан сдержанно кивнул.
     - И небось, - продолжала она, - в нем замешан...  мм...  МОЙ  МУЖ?  -
последние два слова Бланка произнесла с презрительной иронией?
     - Да, - подтвердил Филипп. - Граф Бискайский вместе с виконтом  Иверо
запланировали убийство Маргариты.
     При этом известии Бланка не вскрикнула от ужаса, как ожидал Эрнан,  и
не сверкнула в гневе глазами, как предполагал Филипп, и даже не вздрогнула
- что, по мнению обоих, было бы вполне  естественной  реакцией.  Она  лишь
поджала губы и побледнела, а пальцы ее рук судорожно сцепились. В  спальне
воцарилась гнетущая тишина.
     - Я опасалась чего-нибудь в этом роде, - наконец произнесла Бланка со
зловещей кротостью в голосе. - Еще летом я  предупреждала  Маргариту,  что
она играет с огнем. Это правда, она не давала Рикарду никаких надежд и  не
уставала повторять, что не выйдет за  него  замуж.  И  тем  не  менее  она
держалась с ним не  как  с  любовником,  а  как  с  супругом.  Она  сильно
привязала его к себе, а он... Он так  безумно  любил  ее,  что  когда  был
отвергнут и вовсе потерял голову... Бедный Рикард! Бедная Елена!..  А  мой
муж -  мерзкий,  отвратительный  негодяй!  Это  он  во  всем  виноват,  он
воспользовался безумием Рикарда и подбил его не преступление. Надеюсь,  он
не уйдет от  расплаты.  Надеюсь,  ему  отрубят  голову  -  чего  он  давно
заслужил.
     От этих слов Бланки, от ее жуткого,  неестественного  спокойствия  по
спине Эрнана пробежал озноб. Несколько секунд  он  ошеломленно  глядел  на
нее, вытаращив глаза, затем с трудом промолвил:
     - Будем надеяться, моя принцесса, что  граф  не  избежит  заслуженной
кары - и людской, и Божьей. А вместе с ним - и виконт Иверо.
     Взгляд Бланки смягчился. Наряду с холодной  решимостью  в  ее  глазах
появилась грусть.
     - Маргарита помилует Рикарда, в этом я  не  сомневаюсь.  Ведь  он  не
преступник - он безумец.
     Эрнан тяжело вздохнул.
     - Увы, сударыня, все не так просто. Господин виконт в  своем  безумии
зашел слишком далеко. Он уже переступил ту  грань,  за  которой  кончается
милосердие. Вначале я тоже жалел его и сочувствовал ему - пока  не  узнал,
как обстоят дела в действительности.
     - Есть что-то еще? - спросила Бланка.  -  Что-то,  о  чем  не  сказал
Филипп?
     - К сожалению,  да.  Задумай  виконт  совершить  покушение  на  жизнь
госпожи Маргариты в пылу страсти, побуждаемый ревностью и отчаянием,  его,
безусловно, можно было бы простить. Но...
     - Но? - Бланка вся напряглась и немного подалась вперед.
     -  Но?  -  эхом  отозвался  Филипп.  Едва  лишь  увидев  Эрнана,   он
почувствовал что-то неладное. А чуть позже у Филиппа возникло  подозрение,
что Шатофьер узнал нечто, потрясшее его до глубины души, и теперь, пусть и
неумышленно, он оттягивает тот момент, когда ему придется сообщить им  эту
ужасную весть. - Да скажи, наконец, что стряслось!
     - Сударыня, - заговорил Эрнан, обращаясь главным образом к Бланке.  -
Как вы, наверное, догадались из нашего разговора с Филиппом, я  только  чт
о...
     - Да, вы допрашивали сообщника - это я поняла. И кто же он?
     - Сам виконт Иверо.
     Бланка вздрогнула и недоверчиво поглядела на него.
     - Боже правый! Вы...
     - Да, моя принцесса. Я сознаю, что  нарушил  закон,  ибо  допрашивать
принца королевской крови с  пристрастием  допустимо  только  с  позволения
короля и Судебной Палаты Сената... Впрочем, его просто  били,  и  я  готов
нести за это ответственность - за то, что велел нанятым мною людям  избить
господина виконта.  Я  искренне  сожалею,  сударыня,  поверьте.  Но  я  не
раскаиваюсь. Полученные таким путем  сведения  оправдывают  те  незаконные
средства, к которым я вынужден был прибегнуть.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.