Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

таком виде. И между прочим, ваше обращение  "принцессы"  в  данном  случае
неуместно.
     - В самом деле? - сказал Филипп, усевшись на табурет напротив девушек
и принимаясь за еду. - А как же мне подобает обращаться?
     - Как мужчине, вошедшему в спальню  дамы  в  одной  лишь  набедренной
повязке. Приблизительно так: "Добрый вечер, кузина. Какой сюрприз, что  вы
здесь!" - это ко мне. А затем: "Бланка, солнышко, как ты себя  чувствуешь?
Надеюсь, с тобой все в порядке? Как спалось? Кузина  не  будет  возражать,
если я сейчас же тебя поцелую?"
     Филипп рассмеялся. Он искренне  симпатизировал  Елене  и  не  уставал
восхищаться ее неистощимым жизнелюбием. Он от всей души надеялся, что  эта
жажда жизни поможет ей  с  достоинством  принять  жестокий  удар,  который
обрушится на нее уже завтра, когда она узнает, что ее  единственный  брат,
человек, любимый ею скорее как мужчина, оказался безумцем и преступником.
     -  Боюсь,  нас  раскусили,  Бланка,  -  произнес  Филипп,   все   еще
посмеиваясь, но в смехе его  проскальзывала  грусть,  навеянная  мыслью  о
Рикарде.  -  Должен  покаяться,  кузина:   недавно   мы   совершили   грех
прелюбодеяния. Да простит нас Бог! - и он лицемерно возвел горе очи.
     - То-то я и слышала, как вы хныкали в  мыльне;  знать,  вымаливали  у
Господа прощение. - Елена хитро усмехнулась. - А Бланка, в виду отсутствия
падре Эстебана, исповедывалась мне.
     - А? - Филипп вопросительно взглянул на Бланку. - Исповедывалась?
     - Ну, не совсем исповедывалась, - немного смущаясь, ответила  она.  -
Просто я рассказала кузине о...
     - Обо всем, что произошло между вами, - подхватила Елена. - Начиная с
того момента, как коварная Маргарита оставила вас наедине с подвязками.
     Филипп чуть не подавился  куском  мяса,  с  трудом  проглотил  его  и
закашлялся.
     - Вы шокированы, кузен? - осведомилась княжна. - Почему?
     - Ну... По правде говоря, я не ожидал, что Бланка будет  с  вами  так
откровенна.
     - И тем не менее она со мной откровенна. Только со мной  и  только  с
глазу на глаз.
     - Елена моя лучшая подруга, - вставила Бланка. - Она во всем понимает
меня, а я - ее.
     - А как же Маргарита? Ведь она считает тебя своей лучшей подругой.
     - С Маргаритой я также очень  дружна,  но...  Уж  слишком  мы  с  ней
разные.
     - Вот именно, - сказала  Елена.  -  Зачастую  Маргарита  не  понимает
Бланку или превратно истолковывает ее слова, потому что смотрит  на  жизнь
совершенно иначе. Естественно, это не  способствует  откровенности  -  тем
более со стороны такой застенчивой особы, как наша Бланка.
     - Ну а вы,  кузина?  Лично  я  не  рискну  назвать  вас  застенчивой.
Скромной, порядочной - да; но отнюдь не застенчивой.
     Елена с благодарностью улыбнулась.
     - Вы безбожно льстите  мне,  кузен;  это  насчет  скромности.  А  что
касается нас с Бланкой, то несмотря на всю нашу несхожесть,  мы  прекрасно
ладим. Она понимает меня, я понимаю ее, и в определенном смысле я  знаю  о
ней больше, чем она - сама о себе.
     - Вот как? - удивилась Бланка.
     - Ну, разумеется! Ведь не  зря  же  говорят,  что  порой  со  стороны
виднее. Свежий взгляд на вещи отмечает то,  на  что  другие,  сжившиеся  с
ними, не обращают внимания в силу многолетней привычки. К примеру, еще  до
вашего приезда, кузен, у меня не было никаких сомнений, что  вы  с  Бланко
й... - Елена насмешливо покосилась на нее. - Иными словами,  я  предвидела
это и знала, что рано или поздно...
     - Прекрати, кузина! - обиженно воскликнула Бланка.
     - Э, нет, милочка, - ласково возразил Филипп. - Это очень  интересно.
И я не вижу причин стесняться, если вы  с  Еленой  вправду  такие  близкие
подруги. Прошу вас, кузина, продолжайте.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.