Случайный афоризм
В произведении гения обычный читатель ищет мудрость, в произведении новичка - ошибки. И, как правило, находит именно то, что ищет. Вот почему найти обратное такой читатель может лишь по случайности. Гарун Агацарский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Вот и ладушки... И кстати, позаботься о наших  лошадях,  -  добавил
Жакомо и направился к углу дома, за которым исчезли господа.
     А тем временем трое молодых людей вошли в одно из  дальних  помещений
подвала, которое до жути напоминало самую настоящую пыточную камеру.
     В помещении находилось четверо человек. Один из них был  Гоше,  слуга
Филиппа; он сидел за  ветхого  вида  столом,  напротив  одетого  в  черное
человека лет тридцати. На столе стояла початая бутылка вина, три зажженные
свечи в подсвечнике, а также чернильница, полная чернил. Перед человеком в
черном лежало несколько  листов  чистого  пергамента  и  полдюжины  новых,
зачищенных перьев. Судя по всему, работа ему предстояла горячая.
     В противоположном конце камеры пылал вставленный во вделанное в стену
кольцо факел. Рядом, возле  жаровни  с  тлеющими  углями,  хлопотали  двое
раздетых до пояса громил, раскладывая на полу зловещего вида  инструменты,
о назначении которых было нетрудно догадаться.
     Завидев вошедших господ, все четверо вскочили на ноги и поклонились.
     - Ваша светлость, - сказал Гоше  Шатофьеру.  -  Вот  те  самые  люди,
которых мы ждали: секретарь городской управы мэтр Ливорес, а также  мастер
городской палач с подручным.
     - Молодчина, Гоше, - одобрительно произнес  Эрнан.  -  Ты  прекрасный
слуга, не то что мой Жакомо.
     - А где  же  преступник?  -  спросил  Рикард,  тревожно  озираясь  по
сторонам.
     - Ну, раз вы уже пришли, господа, - ответил секретарь,  -  то  и  его
должны вскоре привести.
     С  этими  словами  он  вопросительно  взглянул  на  Эрнана,  но   тот
притворился, будто не понял его взгляда.
     - А вы не скажете,  -  не  унимался  Рикард,  -  в  чем  состоит  его
преступление?
     - Разве вы не знаете? - искренне удивился мэтр  Ливорес.  -  Впрочем,
нам тоже сообщили об этом лишь по приезде сюда. К вашему сведению, сударь,
нам предстоит допрашивать преступника, обвиненного в покушении на жизнь ее
высочества Маргариты Наваррской.
     - О боже! - в ужасе содрогнулся Рикард. - Как  же  так!..  О  боже!..
Кто?.. Кто?..
     - И этот преступник,  -  невозмутимо  продолжал  секретарь,  даже  не
подозревая,  как  он  развлекает  этим  Шатофьера.  -  Представьте   себе,
милостивый государь, этот преступник -  не  кто  иной,  как  сам  господин
виконт Иверо.



        9. ПРОЗРЕНИЕ

     Филипп раскрыл глаза и, обалдело уставившись  на  пламя  горевшей  на
тумбе  возле  кровати  свечи,  вяло  размышлял,  спал  он  или  же  только
вздремнул, а если спал, то как долго. Вдруг по его спине пробежал холодок:
ведь если он спал, то не исключено, что все происшедшее  с  ним  ему  лишь
приснилось. Он в тревоге перевернулся на другой бок и  тут  же  облегченно
вздохнул. Жуткий холодок исчез, и его сменила приятная теплота в  груди  и
глубокая, спокойная радость. Нет, ЭТО ему не приснилось!
     Рядом с ним, тихо посапывая носиком, в  постели  лежала  Бланка.  Она
была совершенно голая и даже не укрытая простыней. Ее  распущенные  волосы
блестели от влаги, а кожа пахла душистым мылом. Широкое ворсяное полотенце
лежало скомканное у нее в ногах.
     "Совсем измучилась, бедняжка, -  нежно  улыбнулся  Филипп.  -  Милая,
дорогая, любимая..."
     Их  первая  близость  была  похожа  на  изнасилование  по   взаимному
согласию. Едва лишь очутившись в покоях Бланки, они стремглав бросились  в
спальню, на ходу срывая с себя  одежду.  Они  будто  хотели  за  один  раз
наверстать все упущенное ими за многие годы, всласть налюбиться за те пять

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.