Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

доказавший себе и другим, что он не только талантливый военачальник, но  и
непревзойденный боец. В групповом сражении возглавляемый им отряд  одержал
уверенную победу,  а  сам  Шатофьер  в  очном  поединке  одолел  Гуго  фон
Клепенштейна  и  был  единодушно  признан  лучшим  рыцарем  второго   дня.
Вдохновленный своим успехом, Эрнан  выиграл  все  призы  и  в  последующих
соревнованиях, не  оставив  ни  единого  шанса  даже  великолепному  Грозе
Сарацинов. Все женщины на турнире просто сходили по  нему  с  ума,  но  он
по-прежнему продолжал свято блюсти обет целомудрия,  и  один  только  Бог,
возможно, догадывался (да и то не наверняка) чего ему стоило  в  последнее
время строить из себя святошу...
     Шатофьера  пытались  соблазнить  не  только  прекрасные  дамы,  но  и
некоторые могущественные князья, которые были не прочь привлечь к себе  на
службу такого великолепного воина и полководца. К примеру,  Юрий  Киевский
предложил  ему  должность  главного  азовского  воеводы  и  княжество   на
половецких землях - правда, еще полудикое, но по  размерам  не  уступающее
Наварре.  Однако  Эрнан  отклонил  такое  в  высшей   степени   заманчивое
предложение, аргументируя свой отказ тем, что он ревностный католик  и  ни
за какие блага на свете не отречется  от  своей  веры.  Князь  Юрий  сразу
понял, что действительная причина упрямства Эрнана не в  его  католической
вере, а в непоколебимой верности своему другу и государю,  поэтому  больше
не настаивал, чтобы не портить отношений с Филиппом, с  которым  за  время
турнира успел подружиться.
     Молодой русский принц был во многом похож на Филиппа. Они были одного
возраста, оба невысокие ростом, близкие по нраву, интересам и складу  ума.
Они смотрели на жизнь, если можно  так  выразиться,  с  одной  колокольни,
почти ко всему подходили с одинаковыми мерками, в девяти из десяти случаев
у них совпадала шкала ценностей,  а  имевшие  место  расхождения  были  не
принципиальными. Помимо  всего  прочего,  их  роднили  также  превратности
происхождения: младший сын герцога Аквитанского впоследствии  возложил  на
свое чело корону объединенной Галлии,  а  младшему  сыну  русского  короля
суждено было на склоне лет стать правителем огромной империи от Карпат  до
Урала и от Балтики до Каспия. Одним словом, оба принца быстро нашли  общий
язык и по окончании турнира расстались добрыми друзьями, искренне  сожалея
о том, что их страны находятся  в  противоположных  концах  континента,  и
надеясь свидеться вновь на рождественских  торжествах  в  Риме  по  случаю
освобождения Европы от мавров.
     Как-то раз (а случилось это в последний день турнира) в одной  из  их
бесед  речь  зашла  о  Московии,  и  тогда-то  Филипп  в  шутку   высказал
предположение, что по крайней мере некоторые  члены  московской  делегации
снюхались с иезуитами. К превеликому его изумлению, князь Юрий не счел его
слова забавной шуткой и отнесся к ним весьма серьезно.
     - Вот этого я и боюсь, - произнес он, нахмурившись. - Если они,  паче
чаяния, найдут общий язык...
     - Но как? Что у них может быть общего?
     - Много чего. Ты даже не представляешь себе, как много. Прежде всего,
и московиты и иезуиты однозначно  отрицательно  относятся  к  предстоящему
объединению церквей.
     - Да, но по разным причинам. Как я понимаю, их не устраивает не  само
объединение,  но  предложенная  компромиссная  форма   объединения   путем
взаимных уступок; и те и другие считают  это  предательством  своей  веры.
Фанатики-ортодоксы спят и видят греческий крест на соборе Святого Петра  в
Риме, иезуиты же, фанатичные  католики,  мечтают  о  триумфальном  шествии
римского символа веры от Гибралтара до Арарата.
     - И тем не менее, - заметил князь Юрий. - На данном этапе у них общая
цель - воспрепятствовать ТАКОМУ объединению церквей.
     - И ради этого, по-твоему, они способны заключить временный союз?
     - Вот именно. Надобно сказать, что здесь замешаны чисто  практические
интересы обеих сторон, а религиозные соображения - лишь мишура, за которой
скрываются  политические  амбиции.  Для  московитов  объединение   церквей
означает прекращение междоусобицы в Литве, нормализацию отношений  Руси  с

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.