Случайный афоризм
Написать книгу - это всегда в некотором смысле уничтожить предыдущую. Поль Мишель Фуко
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А по-моему все в порядке,  -  нехотя  отозвался  Симон,  подчиняясь
повелительному взгляду Шатофьера.  -  Знаешь,  Филипп,  мне  это  начинает
нравиться... Ну, не так чтобы слишком уж нравилось, но  задумано  неплохо.
Очень изящно.
     - Сдаюсь! - вздохнул  Филипп.  -  Эрнанов  план  принят  единогласно,
прения закончены. Вы, друзья, обратился он к Бигору и Альбре, - ступайте к
себе и хорошенько отоспитесь - завтра у вас будет нелегкий день.  А  мы  с
Эрнаном сейчас же приступим к составлению всех необходимых бумаг.
     - И ведите себя  завтра  как  ни  в  чем  не  бывало,  -  предупредил
Шатофьер. - Не вздумайте  смотреть  на  виконта  большими  глазами.  Будем
надеяться, что он  не  вспомнит  о  своем  пьяном  признании,  но  если  и
вспомнит, пусть считает, что  я  спьяну  не  придал  его  словам  никакого
значения и никому ничего не  сказал.  Было  бы  нежелательно  в  последний
момент спугнуть его.
     - Мог бы и не предупреждать, - ответствовал Гастон, вместе с  Симоном
направляясь к выходу. - Мы ведь не похожи на идиотов...  Гм...  Во  всяком
случае я...
     Когда они ушли, Филипп устремил на  Эрнана  проникновенный  взгляд  и
доверительным тоном спросил:
     - И все же, друг, признайся чистосердечно: почему ты не рассказал мне
об этом раньше?
     Эрнан поднялся с дивана и, кутаясь в простыню, подошел к распахнутому
настежь окну.
     - Я боялся, Филипп, - ответил он, не оборачиваясь.  -  Боялся  давать
тебе много времени на размышления.
     - Но почему?
     - Ты мог бы не  устоять  перед  соблазном  позволить  злоумышленникам
сделать свое дело - убить Маргариту. И  лишь  потом  преступники  были  бы
изобличены, вся наваррская королевская семья опозорена, ну а ты... Ай, что
и  говорить!  У  тебя  было  бы  достаточно  времени,  чтобы  как  следует
подготовиться к этому дню. И тогда не успел бы никто  опомниться,  как  ты
возложил бы на свое чело наваррскую корону, оставляя свою  руку  свободной
для брака с какой-нибудь другой богатой наследницей.  Хотя  бы  с  той  же
Анной Юлией. - Эрнан тяжело  вздохнул.  -  Политика  -  чертовски  грязная
штука. В ней цель оправдывает любые средства ее достижения.



        7. БЛАНКА ОКАЗЫВАЕТСЯ В ЗАТРУДНИТЕЛЬНОМ ПОЛОЖЕНИИ
        И КАК ВОСПОЛЬЗОВАЛСЯ ЭТИМ ФИЛИПП

     На следующий день  события  разворачивались  именно  так,  как  им  и
полагалось разворачиваться для  успешного  осуществления  замысла  Эрнана,
правда, со  значительным  запаздыванием  во  времени.  Задержка  эта  была
вызвана тем, что большинство гостей Маргариты отсыпались  после  вчерашней
попойки до двух, а кое-кто и до трех пополудни, и лишь в пятом часу вечера
два десятка молодых людей из  сорока  восьми  гостивших  в  Кастель-Бланко
изъявили желание отправиться на прогулку в лес, чтобы  немного  проветрить
отяжелевшие с похмелья головы -  благо  погода  стояла  прекрасная,  и  ее
ухудшения не предвиделось.
     В  числе  оставшихся  в  замке  была  Изабелла  Арагонская,   которая
замкнулась в своих покоях и, сославшись  на  плохое  самочувствие,  велела
горничной никого к ней не впускать. В первый момент  Филипп  не  на  шутку
встревожился, заподозрив, что ее муж, каким-то образом  прознав  обо  всем
случившемся прошлой ночью, жестоко  избил  ее.  Однако  чуть  позже  стало
известно, что после вчерашнего у графа де Пуатье начался очередной  запой,
и он, едва лишь проснулся, так сразу же вызвал к себе графа де ла  Марш  и
виконта Ангулемского - своих обычных собутыльников, - в их компании быстро
нахлестался  и  к  часу  пополудни  снова   впал   в   состояние   полного
беспамятства.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.