Случайный афоризм
Для того чтобы быть народным писателем, мало одной любви к родине, - любовь дает только энергию, чувство, а содержания не дает; надобно еще знать хорошо свой народ, сойтись с ним покороче, сродниться. Николай Александрович Островский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Не беспокойся. На всякий случай я поставил Жакомо  сторожить  покои
принцессы. Он спрятался в нише коридора и до самого  утра  глаз  не  будет
спускать с ее двери. Так что и сегодня она в полной безопасности.
     - И на том спасибо, - снова проворчал Гастон. - Успокоил...
     - А я вот одного не понимаю, - отозвался Симон. - Причем тут топор, о
котором говорил Эрнану виконт? Он что, собирается зарубить принцессу?
     Альбре устремил на своего зятя такой взгляд, как  будто  ожидал,  что
тот с минуты на минуту должен превратиться в осла.
     - И за кого я только  выдал  мою  единственную  сестру!  -  удрученно
пробормотал он.
     Симон густо покраснел и понурился.
     - Любого преступника не покидает мысль о  наказании,  -  снизошел  до
объяснения Филипп. - Это становится его навязчивой идеей.  Поэтому  Рикард
Иверо и сболтнул  о  плахе  с  топором  -  он  прекрасно  понимает,  какое
наказание ждет его в  случае  изобличения...  Гм...  -  Тут  на  лице  его
изобразилось сомнение.
     - Что значит твое "гм"? - оживился Эрнан. - Что там у тебя?
     Филипп чуть помешкал, потом вздохнул.
     - Ладно, расскажу. Только воздержись от едких  комментариев,  Гастон,
предупреждаю тебя наперед... Вчера, как вы уже знаете от Эрнана, я  провел
ночь с Маргаритой. Однако пригласила она меня вовсе не затем.
     - А зачем?
     - Чтобы излить мне свою душу...
     - Да ну! И  как  же  она  это  делала?  Хорошо?  Пальчики,  наверное,
оближешь после такого излияния души.
     - Прекрати, Гастон! - рявкнул Эрнан. -  Тебя  же  по-хорошему  просят
попридержать свой язык. Еще одно слово, и я надаю тебе по лбу.  Продолжай,
Филипп.
     - Поэтому я не стану пересказывать весь наш разговор, а лишь  вкратце
сообщу то, что имеет отношение к  делу.  Итак,  первое.  Маргарита  решила
выйти замуж за Тибальда Шампанского...
     - Искренне ему сочувствую, - вставил  Гастон  и  тут  же  получил  от
Шатофьера обещанный щелчок.
     - Однако, - продолжал Филипп, - любит-то она своего кузена Иверо.
     - Да что ты говоришь!  -  это  уже  не  сдержался  Эрнан;  пораженный
услышанным, он не обратил никакого внимания на щелчок, который не замедлил
возвратить ему Гастон. - Она его любит?
     - Ладно, скажем иначе: он ей очень дорог. Но если вы хотите знать мое
личное мнение, то после вчерашнего разговора с Маргаритой я  убежден,  что
она в самом деле любит его и страстно желает помириться с ним.  Однако  он
отвергает  любые  компромиссы;  он  твердо  настаивает   на   браке,   как
непременном условии их примирения.
     - Ничего не понимаю, - пожал плечами Симон. - Если она любит  виконта
Иверо, почему тогда выходит за графа Шампанского?
     - Я тоже не понимаю, - признался Филипп. - Поступки  женщин  зачастую
не поддаются никакому логическому объяснению. И посему я  не  уверен,  что
Рикарда Иверо ждет казнь или тюрьма.
     - А что, по-твоему, брачное ложе? - язвительно осведомился Гастон.
     - Это  не  исключено  и  даже  очень  может  быть.  Рикард  Иверо  не
преступник, он  сумасшедший.  Он  просто  помешан  на  Маргарите,  и  граф
Бискайский решил воспользоваться его безумием, чтобы  таскать  каштаны  из
огня чужими руками. Вот он и есть  настоящий  преступник,  безжалостный  и
хладнокровный.
     - И ты думаешь, она простит его? Я,  конечно,  имею  в  виду  виконта
Иверо.
     - Такой исход дела вполне вероятен. Маргарита женщина  парадоксальных
решений; узнав обо всем она может без лишних разговоров  вцепиться  ему  в
горло, но может и поцепиться ему на  шею,  до  глубины  души  растроганная
столь пылкой  и  безумной  страстью,  готовностью  скорее  убить  ее,  чем
уступить кому-нибудь другому.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.