Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Не беспокойся. На всякий случай я поставил Жакомо  сторожить  покои
принцессы. Он спрятался в нише коридора и до самого  утра  глаз  не  будет
спускать с ее двери. Так что и сегодня она в полной безопасности.
     - И на том спасибо, - снова проворчал Гастон. - Успокоил...
     - А я вот одного не понимаю, - отозвался Симон. - Причем тут топор, о
котором говорил Эрнану виконт? Он что, собирается зарубить принцессу?
     Альбре устремил на своего зятя такой взгляд, как  будто  ожидал,  что
тот с минуты на минуту должен превратиться в осла.
     - И за кого я только  выдал  мою  единственную  сестру!  -  удрученно
пробормотал он.
     Симон густо покраснел и понурился.
     - Любого преступника не покидает мысль о  наказании,  -  снизошел  до
объяснения Филипп. - Это становится его навязчивой идеей.  Поэтому  Рикард
Иверо и сболтнул  о  плахе  с  топором  -  он  прекрасно  понимает,  какое
наказание ждет его в  случае  изобличения...  Гм...  -  Тут  на  лице  его
изобразилось сомнение.
     - Что значит твое "гм"? - оживился Эрнан. - Что там у тебя?
     Филипп чуть помешкал, потом вздохнул.
     - Ладно, расскажу. Только воздержись от едких  комментариев,  Гастон,
предупреждаю тебя наперед... Вчера, как вы уже знаете от Эрнана, я  провел
ночь с Маргаритой. Однако пригласила она меня вовсе не затем.
     - А зачем?
     - Чтобы излить мне свою душу...
     - Да ну! И  как  же  она  это  делала?  Хорошо?  Пальчики,  наверное,
оближешь после такого излияния души.
     - Прекрати, Гастон! - рявкнул Эрнан. -  Тебя  же  по-хорошему  просят
попридержать свой язык. Еще одно слово, и я надаю тебе по лбу.  Продолжай,
Филипп.
     - Поэтому я не стану пересказывать весь наш разговор, а лишь  вкратце
сообщу то, что имеет отношение к  делу.  Итак,  первое.  Маргарита  решила
выйти замуж за Тибальда Шампанского...
     - Искренне ему сочувствую, - вставил  Гастон  и  тут  же  получил  от
Шатофьера обещанный щелчок.
     - Однако, - продолжал Филипп, - любит-то она своего кузена Иверо.
     - Да что ты говоришь!  -  это  уже  не  сдержался  Эрнан;  пораженный
услышанным, он не обратил никакого внимания на щелчок, который не замедлил
возвратить ему Гастон. - Она его любит?
     - Ладно, скажем иначе: он ей очень дорог. Но если вы хотите знать мое
личное мнение, то после вчерашнего разговора с Маргаритой я  убежден,  что
она в самом деле любит его и страстно желает помириться с ним.  Однако  он
отвергает  любые  компромиссы;  он  твердо  настаивает   на   браке,   как
непременном условии их примирения.
     - Ничего не понимаю, - пожал плечами Симон. - Если она любит  виконта
Иверо, почему тогда выходит за графа Шампанского?
     - Я тоже не понимаю, - признался Филипп. - Поступки  женщин  зачастую
не поддаются никакому логическому объяснению. И посему я  не  уверен,  что
Рикарда Иверо ждет казнь или тюрьма.
     - А что, по-твоему, брачное ложе? - язвительно осведомился Гастон.
     - Это  не  исключено  и  даже  очень  может  быть.  Рикард  Иверо  не
преступник, он  сумасшедший.  Он  просто  помешан  на  Маргарите,  и  граф
Бискайский решил воспользоваться его безумием, чтобы  таскать  каштаны  из
огня чужими руками. Вот он и есть  настоящий  преступник,  безжалостный  и
хладнокровный.
     - И ты думаешь, она простит его? Я,  конечно,  имею  в  виду  виконта
Иверо.
     - Такой исход дела вполне вероятен. Маргарита женщина  парадоксальных
решений; узнав обо всем она может без лишних разговоров  вцепиться  ему  в
горло, но может и поцепиться ему на  шею,  до  глубины  души  растроганная
столь пылкой  и  безумной  страстью,  готовностью  скорее  убить  ее,  чем
уступить кому-нибудь другому.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.