Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

всю вину свалит на другого.
     - Как? - спросил Гастон.
     -  Этого  я  не  знаю.  Возможно  он  собирается  обронить  на  месте
преступления чужую вещицу. Или, к примеру, оставить там  же  окровавленный
кинжал предполагаемого козла отпущения. Есть много разных способов.
     - И я, кажется, догадываюсь, - сказал Филипп, - кому  отводится  роль
козла отпущения.
     - Ну, и кому?
     - Думаю, Ричарду Гамильтону.  Он  приглашен  сюда  по  просьбе  Эрика
Датского, но на самом деле инициатива исходила от  Елены  Иверо,  которая,
должно быть, лишь выполнила просьбу своего брата.
     Эрнан одобрительно хмыкнул.
     - Вероятно, ты прав. Во всяком случае, когда я узнал,  что  Гамильтон
едет с нами, на него-то я и подумал.
     - Но почему? - отозвал Симон. - Зачем они хотят убить Маргариту?
     Гастон с громким стоном выдохнул воздух.
     - Неужели тебе  не  ясно,  что  после  смерти  Маргариты  наследником
престола станет граф Бискайский?
     - Ну... Это мне ясно. Вправду ясно,  Гастон,  и  не  смотри  на  меня
такими глазами. Я ведь имел в виду не графа, а виконта Иверо. Ему-то зачем
убивать Маргариту? Он же любит ее.
     - От любви до ненависти один шаг,  детка,  -  снисходительно  ответил
Эрнан. - Виконт не просто любит  ее,  он  любит  ее  безумно  и,  по  всей
видимости, окончательно выжил из ума, когда она отвергла его. Он  истратил
на подарки ей целое состояние, по уши погряз  в  долгах,  евреи-ростовщики
затравили  его,  требуя  немедленно  расплатиться  по  векселям.  На  него
обрушился гнев родителей; как мне стало известно,  граф,  отец  его,  даже
пригрозил ему  лишением  наследства,  а  тут  еще  Маргарита  послала  его
подальше и бросилась на шею Филиппу. -  Эрнан  тяжело  вздохнул.  -  Одним
словом, было от  чего  рехнуться.  Я  понимаю  его,  сочувствую  -  но  не
оправдываю. Не люблю слабовольных  людей,  порой  они  способны  на  такие
гнусности, что... Ай, ладно! В общем, первое, что  отколол  Рикард  Иверо,
получив отставку, это попытался покончить с собой.  Но  тут  ему  некстати
помешал граф Бискайский...
     - Откуда ты знаешь?! -  изумился  Филипп.  -  Ведь  это  держалось  в
строжайшем секрете.
     - Я знаю все, что считаю нужным знать,  -  самодовольно  ответствовал
Эрнан. - Так вот, судя по всему, графу  удалось  убедить  кузена,  что  не
стоит убивать себя - гораздо лучше и приятнее  будет  отомстить  обидчице,
убив ее саму.
     Филипп задумчиво кивнул:
     - Все сходится. Абсолютно все. Даже то, почему Рикард Иверо не взял с
собой  камердинера  -  чтобы  не  было  лишних  свидетелей.  А   вчера   я
разговаривал с Маргаритой... - Тут до  него  кое-что  дошло,  он  внезапно
вскочил на ноги и вперился в Эрнана гневным взглядом: - И ты все это время
молчал?! Ты никому ничего не сказал?!
     - Нет, никому.
     Филипп плюхнулся в кресло и обхватил голову руками.
     - Боже правый! Черти полосатые! Три  недели  злоумышленники  готовили
покушение на наследницу престола, а этот... эта  жирная  свинюка  спокойно
себе пьянствовала и обжиралась.
     - Эта жирная свинюка, - внушительно произнес Эрнан,  впрочем,  ничуть
не  обидевшись,  -  все  три  недели  вместе   со   слугами   следила   за
подозреваемыми и собрала  неопровержимые  доказательства  их  вины.  Кроме
того, вышеупомянутая свинюка обнаружила, что  в  дело  замешано  еще,  как
минимум, четыре человека.
     - Кто?
     - Канцлер графа Жозеф де Мондрагон, двое слуг  графа  и  один  бывший
доминиканский монах, брат Гаспар...
     - Весьма похвальное усердие, - ворчливо промолвил Гастон. - И если не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.