Случайный афоризм
Девиз писателя: "Жить, чтобы писать, а не писать, чтобы жить". Константин Кушнер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

а Филипп, тот и вовсе очаровал ее, и уже к вечеру она была  готова  отдать
ему не только рукав, но и всю свою одежду с невинностью в придачу. Филиппа
не пришлось уговаривать принять этот дар - по его твердому убеждению,  все
сочли бы его глупцом и невежой, откажись он ответить взаимностью на любовь
такой милой и очаровательной девушки.
     Что же касается Бланки, то она, видимо, на зло Филиппу, взяла себе  в
кавалеры наследного принца Арагона Педро - весьма  инфантильного  молодого
человека с безвольными чертами лица  и  таким  же  безвольным  характером.
Кстати сказать, некогда они были помолвлены, но потом их отцы разошлись во
взглядах  на  дальнейший  ход  Реконкисты,  поссорились  и  даже   малость
повоевали  между  собой  за  Южную  Валенсию,  которая  в  конечном  итоге
досталась Кастилии. А с тех пор как  Бланку,  так  и  Педро,  преследовали
неудачи  в  личной  жизни,  особенно   последнего   -   к   тому   времени
двадцатичетырехлетний наследник арагонского престола успел дважды жениться
и дважды овдоветь и от обоих браков не заимел ни одного ребенка.
     По мнению Филиппа, Педро был бы идеальной партией для честолюбивой  и
тщеславной наваррской принцессы; брак с ним позволял ей  стать  в  будущем
единоличной правительницей сразу двух  королевств  -  Наварры  и  Арагона.
Однако  Маргарита  резко  отрицательно  относилась  к  своему  арагонскому
кузену; по ее собственному признанию, его  вялость,  слабохарактерность  и
инфантильность вызывали у  нее  отвращение,  за  глаза  она  называла  его
бесхребетным слизняком, и, как подозревал Филипп, ей становилось тошно при
одной лишь мысли о том, чтобы лечь с ним  в  постель,  хотя  внешне  принц
Педро казался довольно  привлекательным  молодым  человеком.  Вне  спальни
Маргарита привыкла властвовать над мужчинами, и тем не менее  она  терпеть
не могла глупых и безвольных парней.  Ее  привлекали  молодые  люди  иного
склада - такие, например, как Тибальд де Труа,  граф  Шампанский,  ставший
после самоустранения  Филиппа  главным  претендентом  на  руку  наваррской
принцессы.
     В определенном смысле  Тибальд  был  совершенством:  умный,  волевой,
инициативный и целеустремленный,  он,  вместе  с  тем,  отличался  крайней
непрактичностью, безудержной мечтательностью, даже был чуточку не от  мира
сего. Самым главным увлечением в его жизни была  поэзия,  затем  он  любил
женщин, веселые пирушки, охоту, турниры и прочие мирские развлечения - а в
государственных и хозяйственных делах он был полный профан и ни от кого не
скрывал этого. Тибальд откровенно сокрушался по поводу того, что богатство
и высокое положение непременно  сопряжены  с  властью.  Его  неспособность
вести дела была просто потрясающа. Он развращал своих  управляющих  одного
за другим: даже кристально честный человек, поступив к нему на службу,  не
мог долго устоять перед искушением быстро обогатиться  и  в  конце  концов
начинал  воровать.  В  то  время  Шампань  была  самой  дурно  управляемой
провинцией во всем Французском королевстве, которое  тоже  управлялось  не
ахти как хорошо, и Тибальд, помимо того, что  был  без  памяти  влюблен  в
Маргариту, надеялся, что она,  выйдя  за  него  замуж,  возьмется  навести
порядок в графстве, да  и  вообще  взвалит  на  себя  все  заботы  по  его
управлению.
     Маргарита, однако, не  спешила  обнадеживать  Тибальда.  Разойдясь  с
Филиппом и не помирившись с Рикардом, она полдня просидела в почетной ложе
в гордом одиночестве, почти ни с кем  не  общаясь,  была  мрачнее  тучи  и
притворялась, будто внимательно следит за ходом турнира. Только  к  вечеру
Маргарита немного ожила, но, к большому огорчению Тибальда  и  к  немалому
смущению своего отца и императора, принялась отчаянно заигрывать с  Анной,
благо римская принцесса также не оставалась равнодушной к своей наваррской
кузине. Этот  мимолетный  и  довольно  нетрадиционный  роман,  несомненно,
омрачил бы празднества, не будь внимание подавляющего  большинства  гостей
целиком приковано к происходящим на арене событиям.
     А турнир, надо признать, удался на славу. Безусловно, он был одним из
лучших ратных игрищ за всю историю  подобных  состязаний  -  и  по  уровню
организации, и по составу участников, и по накалу страстей - как на  самой
арене, так и вокруг нее. Бесспорным героем турнира стал Эрнан де Шатофьер,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.