Случайный афоризм
Мы знаем о литературе всё, кроме одного: как ею наслаждаться. Дж.Хеллер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его бессовестному шантажисту. - Здесь тоже отчеканен мой  профиль.  Теперь
ты доволен?
     - О да, монсеньор!
     -  И  учти,  сорванец:  если  ты  вздумаешь  вести  двойную  игру   и
соблазнишься на монеты с профилем Филиппа-Августа Третьего...
     - Монсеньор! - с притворным негодованием воскликнул паж. - За кого вы
меня принимаете?
     - За того, кто ты есть, - невозмутимо ответил  Филипп.  -  Ты  знаешь
Эрнана де Шатофьера?
     - Да, монсеньор. Ваш паж д"Обиак рассказывал, как  господин  граф,  в
качестве разминки, вырывает с корнями молодые дубки и...
     - Так вот, приятель, - перебил его Филипп. - Я не люблю лупить детей,
так что если ты дашь волю  своему  длинному  языку,  я  попрошу  Шатофьера
ухватить тебя за ноги и перебросить через крепостную стену Кастель-Бланко.
Он не откажет мне в этой маленькой услуге.
     - Монсеньор! Зачем эти угрозы? Ведь я дворянин и даю вам слово чести.
     - Так тому и быть, - кивнул Филипп. - Положусь на твое слово чести, а
также на твой страх быть переброшенным через стену - это ты тоже  учти.  А
теперь ступай и будь паинькой.
     Паж молча поклонился и уже  отошел  на  несколько  шагов,  как  вдруг
ухмыльнулся и сказал:
     - Однако и женщина мне приснилась, монсеньор! Губки оближешь.
     - Пошел вон, сопляк! - раздраженно гаркнул Филипп. -  Оближи  сначала
молоко со своих губ, а потом уже на женщин облизывайся.



        6. НОЧНОЕ СОВЕЩАНИЕ

     В прихожей его покоев было темно и пусто. Филипп  прошел  в  соседнюю
комнату, откуда слышалась унылая болтовня. Там его ожидали Альбре и Бигор;
Симон выглядел сонным, Гастон - злым.
     - Почти все наши в сборе, - констатировал Филипп. - Но где же  Эрнан?
Как я понимаю, он главный виновник этого торжества.
     - Его светлость велела обливать себя холодной водой,  -  проворчал  в
ответ Гастон.
     Филипп прислушался:  из  мыльни  доносился  плеск  воды  и  довольное
рычание баритоном.
     - У него отходняк, - хмуро добавил Симон.
     Филипп сбросил с себя камзол, плюхнулся в кресло  напротив  друзей  и
спросил:
     - Так это он привел вас ко мне?
     - А кто же еще? - лениво проронил Гастон. - Чертов монах!
     - Ты был у Елены Иверо? - сочувственно осведомился Филипп.
     - У нее самой.
     - Ага! Теперь ясно, почему у тебя такой кислый вид. Стало быть, Эрнан
помешал твоим забавам?
     - Ну да. Этот евнух с гениталиями, считай, вытащил меня с постели.
     (С присущим ему грубоватым изяществом Гастон назвал постелью  кресло,
стоявшее в двух шагах от дивана, где располагалась Елена. Ему стыдно  было
признаться друзьям, что за три недели он ни разу не переспал с ней -  как,
впрочем, и ни с какой-либо другой женщиной.)
     - Ну а ты, Симон? Где ты был?
     - Я?.. Я ничего... - Глаза его забегали. - Я просто...
     - Он просто беседовал с графиней де  Монтальбан,  -  прокомментировал
Гастон. - Граф, ее муж и двоюродный дядя,  оказался  слишком  стар,  чтобы
быть приглашенным в Кастель-Бланко, и графиня скучала без него. Вот  Симон
и решил  чуток  поразвлечь  ее;  ты  же  знаешь,  какой  он  интересный  и
остроумный собеседник.
     Филипп  с  серьезной  миной  кивнул,  едва  сдерживаясь,   чтобы   не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.