Случайный афоризм
Каталог - напоминание о том, что забудешь. (Рамон Гомес де ла Серна)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бледное, как мрамор; она прижимала руки к груди  и  прерывисто  дышала.  В
полумраке комнаты, освещенной  лишь  одной  свечой,  ее  изумрудные  глаза
сияли, как две яркие звезды.
     "У меня еще никогда не было зеленоглазых женщин", - почему-то подумал
Филипп.
     Тут он увидел стоявшую в стороне горничную и прикрикнул на нее:
     - Пошла вон!
     Девушка растерянно заморгала и не сдвинулась с места. Филипп  схватил
ее за плечи и вытолкал в переднюю. Захлопнув за ней  дверь,  он  сразу  же
бросился к Изабелле.
     Они целовались наперегонки. Едва переведя дыхание, они снова и  снова
осыпали  друг  друга  жаркими  поцелуями.  Потом  Изабелла  положила  свою
белокурую голову ему на плечо и вдруг тихо заплакала.
     Филипп растерялся.  Он  всегда  терялся  перед  плачущими  женщинами;
женский плач выбивал его из равновесия, и всякий  раз  невесть  почему  на
глаза ему тоже наворачивались слезы.
     Филипп усадил Изабеллу в ближайшее кресло, сам опустился перед ней на
колени и сжал ее руки в своих.
     - Не плачь, родная, - взмолился он. - Прошу тебя, не плачь.  Если  ты
не хочешь, я не стану принуждать тебя.
     - О нет, милый, нет. Ты был прав. Я хочу, чтобы ты остался со мной. -
Она поднесла его руку к своим губам и поцеловала ее. - Я так хочу тебя...
     - Но почему ты плачешь?
     - Это я так... от счастья.
     - Ты счастлива?
     - Безумно! Я уже оставила всякую  надежду  когда-нибудь  свидеться  с
тобой... Но вот, благодаря Маргарите, мы снова вместе, и ты опять  целуешь
меня... как и тогда...
     -  Ты  все  еще  помнишь  об  этом?   -   спросил   Филипп,   нежными
прикосновениями губ собирая с ее щек слезы.
     - Да, помню. Все до последней  мелочи  помню.  -  В  глазах  Изабеллы
заплясали изумрудные огоньки. - Я никогда не  забуду  ту  неделю,  что  ты
провел у нас в Сарагосе.
     - Я тоже не забуду...
     - Особенно тот последний вечер, когда ты  явился  ко  мне  в  спальню
якобы для того, чтобы попрощаться со мной. И тогда мы чуть не переспали.
     Филипп улыбнулся - мечтательно и с некоторым смущением.
     - Чуть не считается, Изабелла. - Он крепче обнял ее и прижался  лицом
к ее груди. - Тогда мы здорово испугались.
     - Как? Ты тоже?
     - Еще бы! У меня аж поджилки тряслись.
     - А мне сказал, что не хочешь лишать меня невинности вне брака.
     - Надо же было как-то оправдать свое отступление. Да и скрыть  испуг.
Вот я и сказал, что первое пришло в голову.
     - Подумать только! - томно произнесла Изабелла, запуская пальцы в его
золотистую шевелюру. - У тебя - и поджилки тряслись!
     - Тогда я был ребенком, - пробормотал Филипп, изнывая от  блаженства;
ему было невыразимо приятно, когда женщины трепали его  волосы.  -  Я  был
невинным, неиспорченным ребенком. Лишь через два  месяца  мне  исполнилось
тринадцать лет.
     - Но выглядел ты на все пятнадцать.
     - На четырнадцать. Это ты выглядела младше своих  лет,  и  потому  мы
казались ровесниками.
     - Отец тоже так говорил. Он сказал: это не беда, что я старше тебя на
два с половиной года, что с течением  времени  эта  разница  сгладится.  В
конце концов, моя бабка, королева Хуана, была не  целых  пять  лет  старше
моего деда, Корнелия Юлия, - и ничего, жили в мире и  согласии.  Отец  был
уверен, что из нас получилась бы замечательная пара.
     - А я думал, что это была твоя идея.
     - Это была наша с отцом идея. Когда я сказала  ему,  что  хочу  стать

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.