Случайный афоризм
Для нас, писателей, ругань ничего не значит, мы живем для того, чтобы о нас кричали; одно только молчание нас губит. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Изабелла усмехнулась:
     - То-то я и гляжу, что слишком уж близко к сердцу вы  приняли  пошлые
остроты Маргариты и Фернандо. У меня сразу  возникло  подозрение,  что  вы
ушли от кузины Бланки не солоно хлебавши, и потому были так взвинчены.
     Теперь пришла очередь краснеть Филиппу. Однако он быстро  совладал  с
собой и отпарировал:
     - Уж коли вы так проницательны, принцесса,  то  не  скажете  ли  мне,
почему ваш двоюродный брак Эрик смотрит на меня с  таким  видом,  будто  я
сейчас соблазняю его жену. Кажется, он безнадежно влюблен в одну известную
нам обоим даму, которая явно не спешит отвечать ему взаимностью.
     - Но ведь она замужем, -  возразила  Изабелла,  впрочем,  без  особой
убежденности.
     - Ну и что? Это же не мешает ей заигрывать с Гамильтоном.
     Брови Изабеллы взлетели вверх.
     - О чем вы говорите, кузен?
     Ее изумление было таким неподдельным, что Филипп даже растерялся.
     - Неужели я ошибся? Почему-то я был уверен, что это по вашей  просьбе
кузен Эрик выхлопотал для барона приглашение в Кастель-Бланко.
     - Ну да. Однако я здесь ни при чем. Об  этой  услуге  меня  попросила
кузина Иверо. Сейчас она не в ладах  с  Маргаритой;  недавно  они  здорово
погрызлись...
     - Я знаю, - кивнул Филипп. - Из-за ее брата.
     - Вот  именно.  И  потому  Елена  не  хотела  обращаться  напрямик  к
Маргарите. Она попросила меня, чтобы я через Эрика выхлопотала для Ричарда
Гамильтона это приглашение.
     - Понятненько, - сказал Филипп, а после короткой паузы добавил:  -  И
все же странно.
     - Странно? Что странно?
     - Просто мне казалось, что  Елена  Иверо  всерьез  увлечена  Гастоном
Альбре.
     Изабелла пренебрежительно фыркнула.
     - Да бросьте вы, в самом деле! Если Елена кем  и  увлечена,  так  это
своим братом. А что касается Гастона Альбре, то разве можно принимать  это
всерьез, когда он сам несерьезный? Вы уж простите меня за  прямоту,  но  у
меня сложилось весьма неприглядное мнение  о  вашем  друге.  Он  груб,  до
крайности  пошл,  настырен,  к  тому  же  похотлив  и  любострастен,   как
мартовский кот.
     - Я это  знаю,  -  улыбнулся  Филипп.  -  Однако  быстро  же  вы  его
раскусили!
     - Кстати, - сказала Изабелла, косясь в сторону. - Еще об одном  вашем
друге. Кажется, господин де Шатофьер победил.
     С некоторым усилием Филипп оторвал  взгляд  от  глубокого  выреза  ее
платья, обнажавшего верхнюю часть ее прелестной груди, и посмотрел  в  том
же направлении. Последний из  выпивох  -  противников  Эрнана  только  что
отключился, и теперь Шатофьер принимал поздравления от компании Маргариты.
Он стоял, выпятив грудь, и, чуть пошатываясь, держался  за  спинку  своего
кресла.
     - Матерь Божья! - пораженно пробормотал Филипп. - Да ведь он пьян!
     - Ну, разумеется, - пожала  плечами  Изабелла.  -  Как  же  ему  быть
трезвым после такой залихватской попойки?
     - Э нет, моя принцесса. Вы просто не знаете Шатофьера - ни с того  ни
с сего он никогда  не  пьянеет.  И  если  он  пьян,  значит  имеет  на  то
основания.
     - Вы не шутите?
     - Ни в коей мере.
     Тем временем Эрнан взял в обе руки  два  наполненных  вином  кубка  и
неуверенной поступью двинулся через зал в направлении Филиппа.
     - Великолепный и грозный сеньор Эрнан де Шатофьер, граф Капсирский, -
заорал он, довольно удачно подражая главному герольду турнира, -  вызывает
на поединок великолепного и грозного сеньора Филиппа Аквитанского,  принца

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.