Случайный афоризм
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой. Вольтер (Мари Франсуа Аруэ)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Но почему? - удивился Филипп.
     - Честно говоря,  я  боюсь  быть  вашим  кредитором,  дорогой  кузен.
Насколько мне известно, у вас довольно своеобразное понимание долга  перед
дамой, к тому же вы, как  и  Господь  Бог,  привыкли  воздавать  сторицей.
Поэтому я сразу списываю ваш долг и сжигаю все ваши векселя - и вот уже вы
мне ничем не обязаны.
     Филипп тихо рассмеялся.
     "По-моему, я влюбляюсь, - решил для себя он, желая  отомстить  Бланке
за ее неуступчивость. - Какое очаровательное дитя!.. Гм, дитя то дитя,  до
почти на три года старше меня."
     Он нежно поцеловал ее руку и в то же мгновение почувствовал  на  себе
хмурый взгляд своего тезки, графа де Пуатье.
     - Ну вот, - сокрушенно констатировала Изабелла. - Так у нас с  графом
всегда: когда он смеется - я невеселая, мне весело - он бычится.
     - Искренне вам сочувствую, - сказал Филипп. - Боюсь, вы ставите  себя
под удар, продолжая оставаться в моем обществе.
     Изабелла мило тряхнула своей белокурой головкой.
     - Ваши опасения напрасны, кузен.
     - Разве?
     - Да. Я уже поставила себя под удар, когда вмешалась в вашу  ссору  с
кузенами Тибальдом  и  Педро.  Дальше  хуже  не  будет.  Теперь  не  имеет
принципиального значения, сколько времени  я  проведу  с  вами  наедине  -
четверть часа или четыре часа.
     - Или всю ночь? - вкрадчиво поинтересовался Филипп.
     - Или всю ночь, - повторила она с утвердительной  интонацией.  -  Это
ничего не изменит. Все равно завтра меня ожидает бурная сцена ревности.
     - Гм... И на каком основании?
     - Да ни на каком. Просто чуть ли  не  с  самого  первого  дня  нашего
пребывания в Памплоне мой муж вбил себе в голову, что мы  с  вами  тайком,
как он выражается, крутим шуры-муры.
     - Вот как! Стало быть, у нас роман? А я и не знал.
     - Зато мой муж в этом уверен... Был уверен.
     - Был?
     - Да, был. После того, как в этой ссоре я приняла вашу  сторону,  его
уверенность переросла в убеждение.
     - Ну, коли так, - произнес Филипп, устремив на нее нежный  взгляд,  -
то что мешает нам оправдать его надежды... то  бишь  подозрения?  Ведь  по
вашему собственному утверждению, хуже все равно не будет. А?
     Щеки Изабеллы вновь порозовели. Она потупила глаза и в замешательстве
принялась перебирать тонкими пальцами оборки своего платья.
     - Это следует понимать так, что вы меня соблазняете?
     - Помилуй бог, кузина, вовсе нет! Это вы меня соблазняете.
     - Я?!
     - Ну да. Ведь наш разговор-то вели вы, а я лишь пассивно  поддерживал
его в заданном  вами  русле.  И  именно  вы  спровоцировали  меня  на  это
предложение.
     Изабелла еще больше смутилась.
     - Поверьте, кузен, я и не помышляла ни о чем подобном.
     Филипп пристально посмотрел ей в глаза:
     - М-да. Похоже, вы не лукавите.
     - Я же говорю, что вы ошибаетесь.
     - Э нет,  кузина,  все  не  так  просто.  Может,  сознательно  вы  не
собирались  провоцировать  меня,  но  где-то  в  глубине  души  вам  очень
хотелось, чтобы я предложил вам свою любовь. Что, собственно, я и сделал.
     - Любовь, говорите? - произнесла вконец обескураженная Изабелла. -  А
вам не кажется, что вы слишком вольно трактуете это слово? Любовью  нельзя
разбрасываться направо и налево. Любовь одна, она неделима, и любить можно
только одного человека.
     - Вы рассуждаете точно так же, как Бланка, -  с  недовольным  вздохом
заметил Филипп.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.