Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Тибальдом Шампанским и графом Оской  и  натравливала  их  друг  на  друга,
проявляя при том  незаурядное  остроумие,  утонченное  коварство  и  почти
полнейшее бессердечие, а несколько ее кузин и кузенов искренне забавлялись
этим представлением.
     Появление   Филиппа   присутствующие   восприняли   с    неподдельным
изумлением. На мгновение в зале воцарилась  напряженная  тишина;  двадцать
пар осовелых глаз с немым вопросом уставились на него.
     - Вот как! - озадаченно произнес Фернандо Уэльва. - Вы уже кончили?
     Сказанная им пошлость была весьма  характерна  для  его  отношений  с
Бланкой, которую он ненавидел так же люто, как нежно любил ее Альфонсо,  а
она, в свою очередь, отвечала обоим братьям взаимностью, любя  старшего  и
презирая младшего. В этой  семейной  вражде  Филипп  всякий  раз  принимал
сторону Бланки, чем  снискал  себе  глубокую  ненависть  Фернандо,  и  тот
никогда не упускал случая уязвить его какой-нибудь едкой остротой  -  что,
впрочем, в равной степени относилось и к Филиппу.
     Грубая  шутка  Фернандо,  видимо,  пришлась  по   вкусу   большинству
пирующих, и зал просто таки сотрясся от гомерического  хохота,  в  котором
особо выделялся сочный баритон  Шатофьера  и  густой  бас  Пуатье.  Филипп
подошел ближе к компании  Маргариты  и  устремил  на  кастильского  принца
пронзительный взгляд.
     - Каждый думает в меру своей распущенности, кузен Уэльва,  -  ответил
он, когда смех немного поутих. - Что же касается меня, то я лишь  проводил
кузину Бланку до ее покоев.
     - Однако долго вы ее провожали, -  не  унимался  Фернандо.  -  Больше
часа... Ага! Понятненько! Все в порядке, господа. Моя сестра, оказывается,
поселилась где-то по соседству, и кузену  Аквитанскому  пришлось  отвозить
ее.
     - А к вашему сведению, - вставила  словечко  Маргарита,  -  ближайшее
людское поселение, мужской монастырь августинцев, находится в  двух  милях
отсюда, так что нашему дорогому кузену пришлось  здорово  попотеть,  чтобы
уложиться в один час... Вы, случаем, лошадь не загнали, кузен?
     Присутствующие  так  и  покатились  со  смеху.  Филипп  не  на  шутку
разозлился, но  никакой  достойной  отповеди  насмешникам,  кроме  грязных
ругательств, не приходило в его затуманенную хмелем голову.
     - А ему это не впервой, - заметил  Фернандо.  -  В  бытность  свою  в
Толедо он имел обыкновение назначать по нескольку свиданий в одну ночь.
     - Ну и как? - вяло поинтересовался Педро Арагонский. - Успевал?
     - Ясное дело, успевал. Он же вездесущ и неутомим.
     - Какое счастье, что я оставил свою сестру в Шалоне,  -  с  серьезной
миной констатировал Тибальд Шампанский. - Так я чувствую  себя  более  или
менее спокойно. Хотя, надо признаться,  если  я  подолгу  не  вижу  кузена
Аквитанского, меня начинает мучить дурные предчувствия.
     Опять хохот.
     - Надеюсь, - отозвалась Маргарита, -  с  кузиной  Бланкой  по  дороге
ничего не случилось?
     - А что с ней могло случиться? - с циничной ухмылкой произнес Филипп,
наконец совладав с собой. - Кто-кто, но вы, Маргарита, должны  знать,  что
ничего особенного. С вами же было все в полном порядке, не так ли? Вы даже
не забеременели, насколько мне известно.
     Смешки в зале мигом умолкли. От неожиданности Маргарита  остолбенела.
Королева Констанца Орсини, Жоанна Наваррская, Изабелла и Мария  Арагонские
стыдливо опустили глаза, а Тибальд Шампанский и  Педро  Оска  вскочили  со
своих  мест  и,  сжав  кулаки,   медленно   двинулись   к   Филиппу.   Эта
медлительность придавала их угрозе некую зловещую  внушительность.  Филипп
ожидал их приближения с олимпийским спокойствием. Синева его глаз,  обычно
чистая и глубокая, как весеннее  небо  над  Пиренеями,  поблекла  и  стала
напоминать скованное льдом зимнее озеро.
     Эрнан тоже встал.
     - Сейчас будет драчка! - громко сообщил он. -  Двое  на  одного.  Ну,
ничего, невелика беда. Держитесь, государь, я иду на подмогу. Вместе мы их

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.