Случайный афоризм
Библиотеки - магазины человеческих фантазий. (Пьер Николь)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

лучший друг и моя лучшая подруга - вы оба со мной в  мой  смертный  час...
Пусть Нора не обижается, она была любимицей отца, но  ты,  Бланка,  всегда
была мне ближе, дороже, роднее...
     - Я знаю это, брат, - тихо сказала Бланка. - Я тоже люблю тебя.
     Они помолчали,  вспоминая  прошлое.  Филипп  смотрел  на  истощенного
болезнью короля, которого всего полтора месяца назад  он  видел  цветущим,
полным жизненных сил и здоровья,  и  постепенно  в  нем  закипала  ярость.
Произошло цареубийство - не  преступление  против  отдельной  человеческой
жизни,  но  преступление  против  всего  человечества.  Убить   наместника
Божьего, значило покуситься на самые основы  существующего  строя.  Как  и
всякий властелин, Филипп отождествлял себя с государством,  а  государство
воспринимал как самодостаточную ценность.
     -  Недолго  я  правил,  -  наконец  заговорил  король.   -   Полгода,
каких-нибудь шесть месяцев. Столько всего хотел  сделать...  Но,  увы,  не
успел...
     - Ты много сделал для страны,  -  всхлипывая,  прошептала  Бланка.  -
Очень много...
     Альфонсо  утвердительно  кивнул  -  одними   лишь   веками,   которые
опустились, а спустя мгновение поднялись вновь.
     - Надеюсь, потомки не забудут, что это при мне  Испания  окончательно
освободилась от мавров. Короли ведь рождаются не для долгой жизни, но  для
славы... - Заметив, что по щеке Бланки катится большая слеза, он  умолк  и
огляделся: с появлением наследницы  престола  присутствующие  поотступали,
образовав вокруг его ложа широкий полукруг. Возле короля оставались только
Бланка, Филипп и  Констанца  Орсини  -  сегодняшняя  королева,  завтрашняя
вдова. Эта последняя значила что-то лишь для Альфонсо,  а  в  глазах  всех
прочих она уже была тенью прошлого; себе на беду, она не смогла родить  ни
одного ребенка, чтобы после смерти мужа называться королевой-матерью.
     Из всех присутствовавших в опочивальне умирающего короля сидел только
один человек - Бланка.
     - Не надо плакать, сестра, - ласково сказал Альфонсо. -  Тебе  нельзя
плакать. Королевы не плачут. - Он повысил голос и громко произнес:  -  Мои
могущественные вельможи, гордость и украшение  всего  государства  нашего,
подойдите-ка ближе.
     Вперед  выступили   собравшиеся   здесь   кастильские   гранды.   Они
приблизились к королевскому ложу и стали так, что Филипп оказался как бы в
их числе - а впрочем, он ведь был также и графом Кантабрийским.
     - Господа, - сказал умирающий. - Перед вами принцесса Кастилии Бланка
моя сестра и старшая дочь моего  отца,  которая,  согласно  обычаям  наших
предков  и  по  законам,  освященным  церковью  Христовой,  станет   вашей
королевой в тот самый момент, когда я,  по  воле  Божьей,  перестану  быть
вашим королем... - Он  минуту  помолчал,  собираясь  с  остатками  сил.  -
Господа! Мои могущественные вельможи! Недавно вы единодушно  одобрили  мое
решение лишить преступного брата моего Фернандо  его  преступной  жизни  и
завещать престол отца моего его дочери и сестре моей Бланке и ее потомкам.
     Вельможи утвердительно зашумели.
     - А сейчас, - спросил король, - не сожалеете вы об этом?
     - Нет, государь, - ответил за  всех  грандов  старейшина,  герцог  де
Самора. - Мы свято чтим законы и обычаи наших предков и  полны  готовности
исполнить вашу королевскую волю.
     - И вот перед вами я, умирающий, - продолжил Альфонсо. -  И  вот  вам
моя последняя воля: служите верой и правдой своей королеве, служите ей  не
за честь, а за совесть. Она еще слишком юна, так что помогайте ей править,
и не только мечами своими, хоть и они у вас доблестные, но и  мудростью  и
опытом своим.  Будьте  ей  надежным  оплотом  во  имя  вящего  могущества,
дальнейшего процветания всего королевства нашего  и  роста  благосостояния
всех наших подданных. Так поклянитесь же мне в этом!
     - Клянемся! - дружно произнесли вельможи и Филипп вместе с ними.
     - Вам, кузен Филипп, я не вправе приказывать быть сестре моей  верным
слугой - так будьте ей верным другом, как были вы другом мне, и будьте  ее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.