Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

головы, то беспомощно разводили руками; они никак не могли взять  в  толк,
что же происходит с их королем.
     На третий день тошнота прошла, но это не обмануло Альфонсо.  Слабость
все больше одолевала его. Даже незначительное умственное напряжение быстро
утомляло, он слишком много спал, очень мало ел -  у  него  напрочь  пропал
аппетит,  и  каждый  кусок  пищи  ему  удавалось  проглотить  лишь   ценой
невероятных усилий.
     Перечитав реляции своего посла в Риме о течении болезни Святого Отца,
Альфонсо избавился от последних сомнений и одновременно лишился  последних
надежд - и его, и папу отравили, причем одним и тем же ядом.
     Открыв эту ужасную истину, отравленный король ничем  не  выдал  своих
подозрений. Прекрасно понимая, что сейчас сторонники  Инморте  и  Фернандо
начеку,  Альфонсо  отверг  соблазн  послать  навстречу  Эрнану   гонца   с
распоряжением немедленно казнить Фернандо. Он знал, что его письмо вряд ли
дойдет по назначению, и этим он лишь откроет  врагу  все  свои  карты,  не
говоря уж о том, что приговорит гонца, в сущности, ни  в  чем  неповинного
человека, к почти неминуемой смерти.
     Альфонсо оставалось только ждать и надеяться, что у Эрнана хватит ума
превысить свои полномочия, или же, в крайнем случае, что он  будет  строго
придерживаться полученных указаний передать  ему  брата  из  рук  в  руки,
угрожая тут же прикончить его, если  кто-то  попытается  воспрепятствовать
этому. И тогда, как уже твердо  решил  Альфонсо,  Фернандо  живым  из  его
спальни не выйдет.
     Наши друзья прибыли  в  Толедо  пополудни  на  седьмой  день  болезни
короля. Дворцовая стража была предупреждена заранее, и  как  только  Эрнан
назвался, его немедленно провели в королевскую опочивальню.
     При виде вошедшего Шатофьера Альфонсо приподнялся на подушках и велел
всем присутствующим оставить  их  вдвоем.  Усталый  взгляд  его  оживился,
дыхание участилось, а на щеках от волнения проступил слабый румянец.
     -  Ну!  -  нетерпеливо  произнес  он,  едва  лишь  двери  опочивальни
затворились за последним из вышедших дворян.
     Эрнан почтительно поклонился.
     - Государь! Согласно вашему приказанию, ваш брат дон  Фернандо,  граф
де  Уэльва,  был  казнен  утром  восьмого   ноября   в   замке   Калаорра,
принадлежащем дону  Клавдию,  графу  де  Эбро.  Приговор  был  приведен  в
исполнение именем вашего величества, с  согласия  вышеупомянутого  сеньора
дона Клавдия и с соблюдением всех необходимых формальностей.
     Альфонсо облегченно  вздохнул.  Томливая  неопределенность  последних
дней наконец была разрешена, и у него будто гора с плеч свалилась. Он вяло
махнул рукой, указывая на стул возле кровати.
     - Прошу садиться, господин граф. Расскажите все по порядку.
     Эрнан осторожно устроился на довольно хрупкого вида стуле  и  поведал
королю обо всем, что произошло в Калаорре, не преминув также  упомянуть  и
про двухсотенный отряд гвардейцев, явно пришедших на выручку Фернандо.
     - Это Саламанка, - промолвил Альфонсо. - Определенно, это  его  рука.
Оказывается, он знал больше, чем я полагал... Нет, это безобразие! Это уже
ни в какие рамки не вкладывается. Я еще жив, я еще в здравом уме и твердой
памяти, а мои ВЕРНЫЕ вельможи уже закусили удила. Черт-те что вытворяют! И
что мне с ними делать, ума не приложу...  Впрочем,  с  ними  пусть  Бланка
разбирается, уж она-то найдет способ их усмирить. А  я...  Хотите  верьте,
граф, хотите нет, но я чувствую на своем  затылке  дыхание  смерти...  оно
ледяное... Старуха с косой настигает меня.
     Любой царедворец на  месте  Эрнана  принялся  бы  убеждать  короля  в
обратном, но Эрнан не был царедворцем. Он промолчал. Не  гоже,  думал  он,
утешать королей. Это унижает их достоинство.
     - Но нет! - спустя минуту  отозвался  Альфонсо.  -  Одно  я  все-таки
сделаю. Позовите хранителя печати, господина де Риаса, он  должен  быть  в
соседней комнате.
     Эрнан  исполнил  просьбу  короля.  Хранитель   печати   действительно
находился в соседней комнате, ожидая,  когда  освободиться  король,  и  по

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.