Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Лишь один-единственный раз  он  принимал  участие  в  настоящем  бою  -  с
иезуитами, и лишь считанные разы он присутствовал на казнях  -  герцог  не
любил устраивать кровавых зрелищ и не поощрял к этому своих вассалов.
     Этьену де Монтини пришлось собрать  всю  свою  волю  в  кулак,  чтобы
помешать взбунтовавшемуся желудку исторгнуть обратно только что  съеденный
завтрак.
     Княжна Елена мертвенно побледнела и, прижав руки к груди, кинулась  к
ближайшей двери, ведущей внутрь замка. Гастон, не  мешкая,  последовал  за
ней и поспел как раз вовремя, чтобы  подхватить  ее  на  руки,  когда  она
споткнулась на лестнице, падая в обморок.
     А Эрнан все глядел на Клавдия  Иверо,  чьи  глаза  сияли  сатанинским
триумфом. Теперь в нем не оставалось ничего  от  того  немощного,  убитого
горем старика, каким он был вчера вечером. Он больше походил  на  крепкого
сорокалетнего мужчину, который после продолжительной болезни наконец пошел
на поправку, а седые, как снег, волосы лишь  придавали  всему  его  облику
какую-то скорбную величественность. Э нет, понял Шатофьер, не скоро Гастон
станет новым графом Иверийским, этот еще долго продержится; ему нужен  был
стимул к  жизни,  и  он  получил  его  -  месть.  После  казни  одного  из
непосредственных виновников смерти сына  у  него  будто  открылось  второе
дыхание.
     Клавдий Иверо подошел к Эрнану.
     - Боюсь, граф, вы не сможете задержаться у нас до обеда.
     - Да, сударь. Как раз об этом  я  только  что  думал.  Мы  немедленно
отправляемся в Толедо.  Однако  прежде  всего  следует  известить  госпожу
Бланку, что...
     - Насчет этого не беспокойтесь, - перебил его Клавдий Иверо. - Еще на
рассвете я отправил в Памплону курьера с  известием,  что  принц  Фернандо
казнен, а кастильский король при смерти.
     - При смерти?! - пораженно воскликнул Эрнан.
     - Увы, да, граф. Вы уж простите, что я не сказал вам  сразу.  Сегодня
ночью к Калаорре приблизился  внушительный  отряд  кастильских  гвардейцев
человек так двести. Их предводитель потребовал  выдачи  им  графа  Уэльвы,
чтобы в соответствии  с  полученными  распоряжениями  препроводить  его  в
Толедо - заметьте, в целости и сохранности.
     - Это приказ короля?
     - Нет. Приказ был подписан  канцлером  королевства  -  поскольку  дон
Альфонсо  внезапно  заболел  и,  якобы,  не  в  состоянии  исполнять  свои
обязанности.
     Эрнан шумно выдохнул.
     - Слава богу, мы поспели в самый раз. Хоть какой там  принц  Фернандо
ни подлец, он все же сын короля, и было бы крайне невежливо с моей стороны
второпях перерезать ему горло.
     - Вы совершенно правы, господин граф, - согласился Клавдий Иверо. - Я
уже сообщил незваным гостям, что принц будет казнен по приказу  короля,  и
предостерег от попыток силой освободить его.  Сейчас  я  передам  им  тело
Фернандо, пусть они отвезут его на родину, чтобы похоронить там  со  всеми
надлежащими почестями. А вы поспешите. Король - если он еще жив, -  должно
быть, с нетерпением ожидает от вас вестей. Удачи вам, граф.
     В ответ Эрнан лишь молча кивнул.
              x x x
     В тот же день вечером Эрнан, Гастон и Этьен остановились на ночлег  в
небольшом трактире вблизи Альмасана. Дорогой никто  из  них  и  словом  не
обмолвился об утренних событиях, и  только  после  ужина,  когда  изрядное
количество  выпитого  вина  значительно  улучшило  настроение  Гастона   и
позволило ему уже без внутреннего содрогания  думать  о  происшедшем,  он,
растянувшись на своей кровати в отведенной им  троим  комнате,  спросил  у
Эрнана:
     - Ну, теперь-то ты будешь со мной  откровенным,  дружище,  или  опять
станешь хитрить?
     Шатофьер приподнялся на  постели  и  поглядел  на  Монтини.  Тот,  до

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.