Случайный афоризм
Чтобы довести посещение библиотек до невероятных показателей, надо перенести туда с прилавков все самые подлые и глупые книги. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Филипп!..
     - Мы с тобой одной веревкой связаны, дорогая,  -  продолжал  он,  все
больше возбуждаясь. - Мы просто обязаны  быть  друг  с  другом  на  ты.  И
никаких возражений я не принимаю.
     - Ну а потом вы потребуете, чтобы мы...  сблизились,  не  так  ли?  -
сказала Бланка. - Дескать,  коль  скоро  мы  с  вами  на  ты,  то  и  наши
отношения, как вы поговариваете, должны быть "на надлежащем уровне".
     Филипп демонстративно хлопнул себя по лбу.
     - Ага! Так вот что вас волнует! Ну, уж если на  то  пошло,  мы  можем
сначала сблизиться и лишь затем перейти на ты.
     С этими словами он одним прыжком пересел с кресла на диван рядышком с
Бланкой, как бы нечаянно обнял ее за талию и привлек к себе.
     - Что вы делаете, нахал! -  воскликнула  Бланка,  изворачиваясь  всем
телом. - Что вы...
     - Как это что? Иду на  сближение,  -  с  невозмутимым  видом  пояснил
Филипп, однако глаза его  лихорадочно  блестели.  Он  отбросил  с  ее  лба
непокорную прядь волос и запечатлел на нем нежный поцелуй. - Ну вот  мы  и
сблизились... Гм. По крайней мере, частично.
     - Свинья! Наглец!
     - А вы невежа.
     - Да неужели?!
     - А разве нет? - притворился изумленным Филипп. - За кем,  свет  души
моей, я ухаживаю последние три недели? Ясное дело, за вами. И что в ответ?
Меня не замечают! Ради кого я отослал господина де Монтини в Рим  -  жаль,
что не в Пекин? Разумеется, ради вас...
     - Ах! - саркастически произнесла  Бланка.  -  Так  значит,  это  было
сделано исключительно для моего блага!
     - Вот именно. Он чувствительно мешал нашей любви.
     - Так, так, так...
     - А вы жутко обиделись на меня.
     - Ай-ай-ай! Какая  черная  неблагодарность  с  моей  стороны!  -  Она
предприняла еще  одну,  впрочем,  безуспешную  попытку  вырваться  из  его
объятий. - Ведь мне следовало сразу же броситься вам на шею.
     Филипп важно закивал с умиротворенным видом  пастыря,  чей  беспутный
прихожанин наконец решил взяться за ум.
     - Итак, ты осознала свою вину. Что ж, отрадно... Но раскаиваешься  ли
ты?
     - Раскаиваюсь? - искренне возмутилась Бланка. - Ну, это  уж  слишком!
Может, мне еще стать на колени и попросить прощения?
     - Гм... В общем-то, неплохая идея.
     Слово "колени" вызвало  у  Филиппа  цепочку  тривиальных  ассоциаций,
побудивших его к активным действиям. Левой рукой  он  сделал  молниеносный
выпад вниз с явным намерением задрать ее юбки, но Бланка ни  на  мгновение
не теряла бдительности. Она тут  же  лягнула  его  ногой  и  закатила  ему
звонкую пощечину - он почувствовал себя на седьмом небе от блаженства.
     - Бесстыжий нахал! Похотливый самец! Гнусный извращенец!
     С двумя первыми характеристиками Филипп, по-видимому,  был  согласен;
во всяком случае, против них  он  особо  не  возражал,  чего  нельзя  было
сказать о последней, которая очень огорчила и даже оскорбила его.
     - Я извращенец? Да что вы говорите, Бланка?!
     - А нет? Как же иначе вас называть после тех ваших советов  господину
де Шеверни?.. Брр!  -  Бланку  всю  передернуло  от  отвращения;  лицо  ее
запылало. - Бедная Матильда не знала, куда ей и деться от стыда.
     Филипп оторопел. Он выпустил Бланку из объятий  и,  широко  распахнув
глаза, в молчаливой растерянности глядел на нее, будто не веря своим ушам.
     - О Боже!.. - наконец выдавил из себя он.  -  Бланка!  Что  ты  нашла
гнусного, а тем более извращенческого, в моих советах  Габриелю?  Признаю,
они были слишком  откровенны,  довольно  нескромны,  и  мне,  пожалуй,  не
следовало давать их  при  Матильде  и  прочих  женщинах.  Но  из-за  этого
называть меня гнусным извращенцем... Черти полосатые! - Он схватил  Бланку

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.