Случайный афоризм
Мне кажется, что я наношу непоправимый урон чувствам, обуревающим мое сердце, тем, что пишу о них, тем, что пытаюсь их объяснить вам. Луи Арагон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - И скольких же зрелых мужчин ты знала?
     - Пока ни одного. Но вскоре я намерена наверстать упущенное. И начать
думаю с тебя.
     - Вот как! - несколько обескуражено произнес он, застигнутый врасплох
этим предложением. - Ты...
     - Да, - ответила Елена, глаза ее  томно  заблестели.  -  Да!  Я  сама
набиваюсь.
     - Однако! За эти полтора месяца ты,  оказывается,  очень  изменилась.
Прежде изображала из себя  такую  целомудренную  недотрогу,  лишь  изредка
позволяла мне поцеловать тебя в губы, да и  то  из  чистой  шалости,  -  а
теперь вот напрямик приглашаешь меня в свою спальню. В чем  причина  такой
внезапной перемены?
     Елена вздохнула.
     - Такова жизнь, Гастон. Это жизнь меня  изменила,  против  моей  воли
изменила. Я всегда любила Рикарда, любила гораздо сильнее,  чем  следовало
сестре любить брата. Сколько себя помню, я сожалела,  что  он  мой  родной
брат... Но вот Рикард умер. Я горько оплакивала его, я выплакала  по  нему
все слезы, что у меня были... - Тут она всхлипнула, готовая, вопреки своим
же словам, снова разрыдаться.
     - Успокойся, Елена, - ласково сказал Гастон. - Не  думай  о  прошлом.
Что было, того не вернешь.
     С минуту  она  жалобно  смотрела  на  него,  затем  отвела  взгляд  и
продолжила:
     - После смерти брата я  стала  наследницей  отца.  Потеряв  человека,
которого любила, я обрела независимость, к которой стремилась. Я  получила
право распоряжаться собой, как мне заблагорассудится. Я не глупышка  и  не
ханжа,  отнюдь;  девственность  никогда  не   была   для   меня   какой-то
самодостаточной ценностью. Но я порядочная девушка, и до поры до времени я
придерживалась всех общепринятых правил приличия, зная,  как  относятся  к
незамужним девицам, которые путаются с мужчинами.  Даже  если  они  самого
знатного происхождения, их все равно называют потаскухами!.. Думаешь,  мне
легко давалось быть святошой при дворе Маргариты? Вовсе нет! Тем паче, что
холодной и бесчувственной меня уж никак не назовешь... Однако я сдерживала
себя - пока в этом была необходимость. Теперь, благодаря смерти Рикарда...
Видит бог, как бы я хотела, чтобы не было этого "благодаря"!.. Но ты прав:
прошлого не вернешь. Что было, то сплыло, и теперь  я  принадлежу  к  тому
привилегированному кругу женщин, что и Бланка, Маргарита и Жоанна.  Как  и
они, я независима. Как и они, я уже недосягаема  для  сплетников,  вернее,
всяческие сплетни будут значить для меня не больше, чем комариные укусы, -
почешется немного и пройдет. Теперь мне наплевать на мнение высшего света,
потому что я как будущая графиня Иверо - не жена какого-нибудь  графа,  но
сама по себе графиня, - я и есть  тот  самый  высший  свет  самой  высокой
пробы. Теперь остальные мне не указ, и  все,  кто  бы  то  ни  был,  будут
вынуждены принимать меня такой, какая я есть, я не  такой,  какой  бы  они
хотели меня  видеть...  Вот  она,  истинная  причина  происшедшей  во  мне
перемены, Гастон. Может быть, я циничка,  но  я  не  лицемерка.  Прежде  я
притворялась и лицемерила по необходимости, мне никогда не  было  по  душе
мое  собственное  лицемерие,  и  наконец  я  избавилась  от  необходимости
постоянно притворяться и строить из себя святошу. С моих плеч  будто  гора
свалилась - и это единственное, что хоть немного утешает меня при мысли  о
смерти Рикарда... Поэтому я говорю тебе прямо: будь моим любовником, -  ее
лицо расплылось в сладкой истоме, - моим возлюбленным... Для меня не имеет
значения, что ты женат... теперь уже не имеет. Ты  нравишься  мне,  и  все
тут... Ну! - Закрыв глаза, она протянула к нему руки.
     Однако Гастон и не шелохнулся в ответ на ее призыв.  Он  все  так  же
сидел в кресле, уставившись взглядом в пустоту перед собой.
     Елена распахнула глаза и мигом вскочила на ноги.
     - Как это понимать?! - воскликнула она негодующе  и  в  то  же  время
растерянно.  -  Ты,  похотливое  животное,  отказываешься?  Я  больше   не
возбуждаю тебя?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.