Случайный афоризм
Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать. Франсуа Рене де Шатобриан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Все, кроме одного, казнены.
     - Жозеф де Мондрагон все еще жив?
     -  Он  был  приговорен  к  пожизненному  заключению.  Как  мне  стало
известно, монсеньор Франческо де Арагон отказался подписать  ему  смертный
приговор  на  том  основании,  что  не  было  прямых   доказательств   его
причастности к заговору - лишь предположения  прочих  обвиняемых,  что  он
также участвовал в этом деле... ну, и еще мои  собственные  умозаключения.
Однако теперь это уже несущественно: на прошлой неделе Мондрагон  покончил
с собой - повесился в своей камере.
     - Об этом позаботился король?
     - Скорее, принцесса Маргарита.
     - Понятно... А что говорят в Памплоне про смерть Рикарда?
     -  Все  убеждены,  что  его  убил  Александр  Бискайский.  Почему   -
высказывают самые разноречивые предположения, но ни одно из них не бросает
тени на вашего сына.
     - И на том хорошо, - облегченно вздохнул граф. - Но где гарантия, что
все посвященные будут молчать?
     Вспомнив про Симона, Эрнан на  мгновение  замешкался  с  ответом,  но
затем сказал:
     - Будьте уверены, дон Клавдий. Молчать будут все.
     - Ну что ж, будем надеяться... Но постойте-ка! Вы сказали,  что  все,
кроме одного, мертвы. Кто же этот один? Или вы  имели  в  виду  Александра
Бискайского?
     - Нет. Я имел в виду Фернандо Уэльву.
     Впервые за время разговора глаза Клавдия Иверо сверкнули.
     - Принц Кастильский?
     - Да, он самый.
     Граф судорожно вцепился пальцами в подлокотники своего кресла и резко
подался вперед. Дыхание его участилось.
     - И он сейчас у меня в замке!
     - За это он и арестован своим братом королем.
     - Так значит я не ошибался, - прошептал граф  с  тихой  ненавистью  в
голосе. - Так я и думал, что принц Фернандо виновен в смерти моего сына...
Господин де Шатофьер, если вы можете... даже если не можете, даже если  не
вправе - прошу вас, расскажите, во что впутался мой глупый сын.
     Эрнан сделал вид, будто колеблется, хотя в действительности он  решил
все наперед.
     - Хорошо, господин граф, я расскажу вам  все,  что  могу  рассказать.
Александр Бискайский и Фернандо Уэльва решили избавиться от княжны Жоанны,
поскольку она случайно прознала об их планах захватить при помощи иезуитов
кастильский и наваррский престолы и угрожала им разоблачением, если они не
откажутся от своих  замыслов  и  не  покаются  перед  королями  Наварры  и
Кастилии.
     - Стало быть, Фернандо метил на корону своего брата?
     - Да. Он собирался отравить дона Альфонсо и  поведал  об  этом  графу
Бискайскому. А княжна подслушала их разговор и...
     - И мой сын принимал участие в их гнусной затее?! Какой позор!
     - Но он понятия не имел об истинной подоплеке дела.  Равно  как  и  о
том, что его также должны были убить - вместе с княжной Бискайской.
     - Что?!! - потрясенно воскликнул граф Иверо. - Да что вы говорите?!
     - Увы, это так. По замыслу заговорщиков, ваш сын, уже мертвый, должен
был предстать виновником смерти княжны, ее убийцей, чтобы никому не пришло
в голову заподозрить в этом других...
     Эрнан вкратце  поведал  о  поимке  Фернандо  и  обнаруженных  у  него
железном пруте и кинжале с вензелем Рикарда на рукояти. Потом  он  немного
отступил от правды, сказав, что Фернандо передал Симону пакет,  в  котором
действительно было письмо, компрометирующее Рикарда.  (На  допросе  бывший
доминиканец Гаспар признался, что по приказу графа Бискайского он подделал
и это письмо, правда, небрежно - лишь затем,  чтобы  усыпить  бдительность
Фернандо. В том письме Жоанна обвиняла Рикарда в  убийстве  некоего  Хуана

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.