Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

само собой получилось. Вот дурак, сразу не догадался...
     - Фи...
     - Я все понял, Бланка. И еще раз  прошу  простить  меня.  Примите  во
внимание, что сегодня я перебрал. Я спьяну увязался за вами, не сообразив,
что вам всего лишь нужно было отлучиться на  пару  минут.  Конечно  же,  я
подожду вас здесь.
     Щеки Бланки вспыхнули густым румянцем. Она рывком распахнула дверь  и
гневно выкрикнула:
     - Ну, проходите! И будьте вы прокляты...
     С самодовольной ухмылкой Филипп отвесил ей шутливым поклон.
     - Только после вас, сударыня.
     Они пересекли узкую переднюю и  вошли  в  небольшую  уютную  комнату,
обставленную, как будуар. Несмотря на то, что Бланка провела в своих новых
покоях всего лишь одну ночь, они чувствовались обжитыми и уже пахли  своей
хозяйкой - в воздухе витал тонкий аромат жасмина и  еще  чего-то,  чуточку
пряного и невыразимо приятного, чем всегда пахло от Бланки и  от  всех  ее
личных вещей. Этот запах всякий раз вызывал у Филиппа сильное  возбуждение
и повергал его в сладостный трепет.
     Дверь, ведущая в соседнюю комнату, отворилась и в образовавшуюся щель
просунулась голова  Коломбы,  горничной  Бланки.  Увидев  свою  госпожу  с
мужчиной, она мгновенно исчезла.
     Бланка расположилась на диванчике в углу  комнаты  и  жестом  указала
Филиппу на стоявшее рядом кресло. Филипп машинально сел, не  сводя  с  нее
восхищенного взгляда. Он любовался ее  изящными,  грациозными  движениями,
живой мимикой ее лица, тем, как она усаживается и сидит, - он любовался ею
всей. Бланка была одета в  изумительное  платье  из  великолепной  золотой
парчи, которое  удачно  подчеркивало  ее  естественную  привлекательность,
превращая ее из  просто  хорошенькой  в  ослепительную  красавицу.  Филипп
почувствовал, что начинает терять голову.
     - Здорово я сыграл на вашей деликатности,  не  правда  ли?  -  лукаво
улыбаясь, скала он. - Между прочим, вы знаете, как называет вас Маргарита?
Стыдливой до неприличия, вот как. И она  совершенно  права.  Порой  вы  со
своей неуместной стеснительностью сами ставите себя в неловкое  положение.
Это ваше уязвимое место, и я буду не я, если не найду  здесь  какой-нибудь
лазейки в вашу спальню. Как раз сейчас я думаю над тем,  в  чем  бы  таком
УЖАСАЮЩЕ ПОСТЫДНОМ мне вас  обвинить,  чтобы  вы  могли  опровергнуть  мое
обвинение только одним способом...
     -  Прекратите,  бесстыжий!  -  негодующе  перебила  его   Бланка.   -
Немедленно прекратите!
     В это самое мгновение в голове у Филиппа что-то  щелкнуло  -  видимо,
начало действовать выпитое в брачных покоях  вино,  -  и  она  закружилась
вдвое быстрее. И, естественно, вдвое быстрее он замолотил языком:
     - Но почему "прекратите"? Нельзя ли покороче - "прекрати"? Так  будет
резче, емче, весомее... и гораздо интимнее. Что ты  в  самом  деле  -  все
выкаешь да выкаешь? Ладно еще когда мы на людях, но  с  глазу  на  глаз...
Черт возьми! Как ни как, ты моя троюродная  сестричка.  Даже  больше,  чем
троюродная, почти двоюродная - ведь мой дед и твоя бабка  были  двойняшки.
Близнецы к тому же. Ну, доставь мне удовольствие, милочка, называй меня на
ты.
     Бланка невольно улыбнулась.  Эта  песенка  была  ей  хорошо  знакома.
Всякий  раз  подвыпив,  Филипп   с   настойчивостью,   достойной   лучшего
применения, начинал выяснять у нее, что же мешает им быть на ты.
     - Нет, Филипп, - решительно покачала она головой. - Ничего у  вас  не
выйдет.
     - Ваше  высочество  считает  меня  недостойным?  -  едко  осведомился
Филипп. - Ну да, как же! Ведь вы,  сударыня,  дочь  и  сестра  кастильских
королей, а я - всего лишь внук короля Галлии. Мой род, конечно,  не  столь
знатен, как ваш, а мой предок  Карл  Бастард,  как  это  явствует  из  его
прозвища, был незаконнорожденным... Ха! Черти полосатые!  Ведь  он  и  ваш
предок! Значит мы оба принадлежим к одному сонмищу ублюдков...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.