Случайный афоризм
Поэт - человек, у которого никто ничего не может отнять и потому никто ничего не может дать. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

воплощение скорби.  Очень  величественное  и  трогательное  зрелище,  надо
сказать.
     - Да уж, - согласился Эрнан. - Полгода назад, говорят, с  кровати  на
кровать перепрыгивал, и вот на тебе - влюбился без памяти.
     - И Филипп втюрился. Они оба прямо-таки помешались на Бланке.
     - Она стоит того, чтобы по ней сходили с ума.
     - Не возражаю. И тем не менее...
     - И тем не менее, - усмехнулся Эрнан, - княжна Елена с  ее  приданным
привлекает тебя больше. Подозреваю, что дело тут не только в ее приданном,
ведь ты ухаживал за ней с достойной  всяческого  удивления  настойчивостью
еще при жизни ее брата. А что касается Изабеллы Арагонской,  то  это  была
лишь попытка (и, следует заметить,  не  очень  удачная)  вызвать  у  Елены
ревность и отомстить ей за то, что она - вот негодница-то! -  ну,  наотрез
отказывалась ложиться с тобой в постель.
     - Да что ты мелешь такое! - обескуражено произнес Гастон,  сгорая  от
стыда.
     - Истинно, истинно мелю, дружище. Нет, в  самом  деле,  это  же  надо
такому случиться - в свои  тридцать  два  года  влюбился,  как  мальчишка.
Должен  признать,  что  я  ошибался,  полагая,  что  уже  знаю  тебя,  как
облупленного. А в последние два дня ты вообще ведешь себя донельзя странно
- то и дело  приходишь  в  смятение,  смущаешься  по  любому  пустяку,  то
бледнеешь, то краснеешь... Вот и  сейчас  побледнел...  Впрочем,  довольно
пустой болтовни. Вскоре мы уже будем на месте -  там  ты  и  увидишь  свою
Елену. А мне еще надо потолковать с Монтини. Вчера вечером  этот  негодник
вывел меня из себя, и я его хорошенько поколотил, так, может,  сегодня  он
будет поразговорчивее.
     С этими словами Эрнан придержал лошадь  и  обождал,  пока  с  ним  не
поравнялся Этьен.
     - О чем задумался, приятель? - доброжелательно спросил он.
     Этьен поднял на него свои красивые черные глаза, подернутые  туманной
дымкой грусти.
     - Да так, господин граф, ни о чем.
     - Э нет, дружок,  не  пытайся  провести  меня.  Все  твои  мысли  мне
предельно ясны, и я могу читать их с  такой  же  легкостью,  как  открытую
книгу. Ты думаешь о Бланке, думаешь о том, как ты  несчастен,  ты  жалеешь
сам себя. Ведь я не ошибаюсь, а?
     Этьен промолчал, глядя вдаль бездумным взором.
     - Не гоже мужчине жалеть себя, - вновь  заговорил  Эрнан,  так  и  не
дождавшись ответа. - Это недостойно мужчины, любого мужчины. А  тем  более
мужчины, которого любила такая исключительная женщина, как Бланка.
     - Она никогда не любила меня, - хмуро возразил Этьен.  -  Она  просто
использовала меня, чтобы немного поразвлечься. А я, глупец, поверил ей.
     - Вот именно, ты глупец. Глупец, что  думаешь  так.  Ты,  кстати,  не
задавался вопросом, почему я взял тебя с собой?
     - И почему же?
     - Чтоб ты не мозолил ей глаза. Именно ей, а не Филиппу. Сейчас Бланка
чувствует вину перед тобой, и я не хочу, чтобы ты своим  несчастным  видом
растрогал ее, чтобы она начала жалеть тебя, потому что если женщина жалеет
мужчину - дело дрянь. Когда-нибудь ты понадобишься Бланке. Рано или поздно
настанет момент, когда ей  будет  нужен  человек,  которого  она  любит  и
уважает, беззаветно преданный ей и любящий ее,  готовый  поддержать  ее  в
трудную  минуту  жизни.  Ты  хороший  парень,  Монтини,  и  Бланка  сможет
полностью положиться на тебя -  если,  конечно,  к  тому  времени  она  не
перестанет любить тебя и уважать.
     - Глупости! - вяло отмахнулся Этьен. - Она презирает меня.  Вместе  с
Коро... Они вдвоем с Красавчиком смеются над мной.
     Эрнан сплюнул.
     - А чтоб тебе пусто было! Ты вбил себе в голову эту чушь лишь  затем,
чтобы еще больше жалеть себя. Отверженный, презираемый,  всеми  гонимый  -
ах, какой  необъятный  простор  для  самоуничижения!  Небось,  тебе  жутко

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.