Случайный афоризм
Тот, кто пытается стать писателем, подобен не окончившему автомобильной школы шоферу, который на полной скорости гонит по улице машину. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

несколько ступеней выше, станет родственником графа Капсирского и  уже  не
будет считаться выскочкой. Радуйся  теперь,  ты  добилась  своего!  Можешь
добавить в свою коллекцию еще две искалеченные твоими стараниями судьбы.
     Маргарита тяжело вздохнула.
     - Не сыпь мне соль на рану,  Бланка,  -  с  горечью  произнесла  она,
по-видимому, не думая оправдываться.  -  Я  сама  понимаю,  что  совершила
непростительную глупость. Я проклинаю  себя  за  это.  Но  разве  могла  я
предвидеть...
     - Ты должна была предвидеть! Даже я - а я не так хорошо, как ты, знаю
Матильду, - и то я боялась, что этим все закончится.
     - Не потому ли, - язвительно осведомилась  Маргарита,  что  последние
несколько ночей перед ее свадьбой вы с ней провели в одной постели?
     Филипп и Тибальд хотели было вмешаться в их  перепалку  во  избежание
дальнейших осложнений, но, взглянув на Бланку,  передумали.  Выражение  ее
лица было спокойным  и  даже  кротким,  без  малейшей  тени  смущения  или
замешательства.
     - Возможно, и потому, - ответила она задумчиво. - К твоему  сведению,
уже тогда Матильда приставала ко мне. Так что задел этому был положен  еще
раньше, в твоей постели. - Бланка решительно поднялась с кресла.  -  Прошу
прощения, дон Тибальд,  за  этот  откровенный  женский  разговор  в  вашем
присутствии, но его спровоцировала не я, а ваша жена, у которой,  как  вы,
наверное, знаете, весьма  искаженное  представление  о  приличии  и  почти
полностью отсутствует чувство такта. - С этими словами она  взяла  Филиппа
за руку. - Пойдем, Филипп. Полагаю, у кузины  и  дона  Тибальда  есть  что
обсудить наедине друг с другом.
     - Ни в коем случае! - живо запротестовала Маргарита и почти  насильно
усадила Бланку обратно. - Не уходите.  Сейчас  я  не  склонна  выяснять  с
Тибальдом отношения. Может  быть,  завтра,  когда  он  вернется  от  своей
очередной потаскушки, у меня и возникнет желание обсудить с ним  некоторые
вопросы, но только не сегодня. Сейчас я  не  хочу  портить  себе  аппетит,
потому как у меня намечается роскошный ужин.
     - Увы,  -  покачал  головой  Тибальд.  -  Должен  вас  огорчить,  моя
дражайшая супруга. Или напротив - обрадовать. Это уж как посмотреть.
     - Что вы имеете в виду?
     - Никакого разговора между нами завтра не состоится.  На  рассвете  я
отправляюсь в Париж. Кузен Артуа просил меня приехать как можно скорее. По
его словам, дело не терпит отлагательства.
     - Что ж, тем лучше,  -  сказала  Маргарита.  -  Да,  кстати,  дорогой
супруг. Бланку и Филиппа интересуют обстоятельства смерти короля Франции и
его сына. Не соблаговолите  ли  вы  уделить  нам  несколько  минут  своего
драгоценного времени, чтобы поведать о сием прискорбном событии?
     - Охотно, - сказал Тибальд,  доброжелательно  глядя  на  Филиппа.  По
натуре своей благодушный и незлопамятный,  он  уже  напрочь  позабыл,  что
совсем недавно они считались  соперниками.  -  Собственно  говоря,  смерть
Филиппа-Августа Третьего меня ничуть не удивила. Он  так  и  не  оправился
после ранения в Палестине, а известие  о  бегстве  Изабеллы  Арагонской  с
кузеном Эриком и  вовсе  доконало  его.  Одним  словом,  не  вынес  гордый
властелин позора своего сына и предпочел умереть - по  дороге  в  Париж  я
выкрою время и  сочиню  по  этому  поводу  коротенькую  эпитафию.  Что  же
касается самого Филиппа де Пуатье,  то  он  так  горько  сожалел,  что  не
задушил жену прежде, чем она успела сбежать от него, и с таким нетерпением
ожидал смерти отца,  чтобы  затем,  ей  в  отместку,  передушить  всех  ее
горничных и придворных дам, что пил без просыпу, пока не допился до  белой
горячки и сгорел в ней за считанные часы. Черт сцапал его почти  в  то  же
самое время, когда душа его отца вознеслась на небеса, может быть, чуточку
позже. Так что присутствовавшие при кончине короля дворяне,  провозглашая:
"Король умер! Да здравствует король!" - были не совсем уверены, про какого
же, собственно, короля, который "да здравствует", идет речь.
     Маргарита  и  Филипп  разразились  громким  хохотом;  вскоре  к   ним
присоединился и Тибальд. А  Бланка,  помимо  своей  воли,  улыбалась.  Она

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.