Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Он уже успел вам поплакаться?
     - В некотором смысле, да.
     - Это в его репертуаре.  Симона  хлебом  не  корми,  дай  ему  только
пожаловаться на Амелину...  И  все  же  поверьте,  Маргарита,  он  сгущает
краски. По-своему, Амелина очень любит его.
     - По-своему? - с лукавой улыбкой переспросила принцесса. -  Как  это,
по-своему?
     - Это  долгая  песня,  пожалуй,  длинною  в  целю  жизнь.  А  если  в
нескольких словах, то он трогает ее, она жалеет  его  и  любит,  как  свое
дитя.
     - Жалеет, говорите? - задумчиво произнесла Маргарита. - Гм... По мне,
жалость со стороны женщины только унижает мужчину.  Настоящего  мужчину...
Кстати, о госпоже Альбре де Бигор. Филипп, вы  не  откажете  мне  в  одной
небольшой услуге?
     - С удовольствием, Маргарита.
     - Тогда напишите Амелии, что ее муж вывихнул ногу.
     - Но зачем?
     - Я хочу, чтобы Симон остался в Памплоне.
     - Кузина! - с упреком отозвалась Бланка.
     - И в самом деле, - поддержал  ее  Филипп.  -  Не  надо  травмировать
Симона. Прошу вас, Маргарита.
     - А с чего вы взяли, что я собираюсь его  травмировать?  Напротив,  я
хочу сделать из него взрослого мужчину. Настоящего мужчину, которому ни  к
чему будет жалость женщины.
     Филипп с сомнением покачал головой.
     - Вряд ли что-то получится из вашей затеи. Через пару дней он надоест
вам, вы найдете себе другого, а его бросите, вскружив ему голову.
     - Вы так считаете?
     - Я в этом уверен.  Ведь  ни  для  кого  не  секрет,  что  наш  Симон
глупенький.
     - Ну и что с того? Почему  вы  думаете,  что  мне  обязательно  нужны
умники? Вовсе нет! От них только сплошные неприятности. Один умник был так
умен, что, в конечном  итоге,  свихнулся  и  позволил  кузену  Бискайскому
погубить его. Другой умник коварно одурачил меня. - (Тут Филипп  покраснел
и поджал губы). - А третий из этой  блестящей  компании  умников  поспешил
забраться под юбки моей фрейлине - авансом, так сказать, чтобы  я  случаем
не опередила его. Да плевать я на всех вас хотела!
     - Хорошо, Маргарита, - примирительным тоном  произнес  Филипп,  видя,
как она завелась. -  Ваши  симпатии,  это  ваше  личное  дело.  Можете  не
сомневаться, я исполню вашу просьбу,  напишу,  что  Симон  вывихнул  ногу,
только вряд ли Амелина в это поверит. Я подозреваю,  что  кто-то  из  моей
свиты информирует ее о каждом его шаге.
     - Это несущественно, кузен. Речь идет лишь о формальном  предлоге.  А
то, что госпожа Амелия будет обо всем знать,  даже  к  лучшему.  Поверьте,
пренебрежение со стороны мужчины больно уязвляет женщину. А если,  к  тому
же, она сама далеко не святая, то ее начинают  мучить  угрызения  совести,
что она так откровенно и бесстыдно изменяла своему мужу...
     - А может, достаточно, принцесса? - без всяких церемоний  оборвал  ее
Филипп. - Поговорим-ка лучше о чем-нибудь  другом,  более  приемлемом  для
Бланки. Этот наш разговор вгоняет ее в краску.
     Маргарита взглянула на смущенную Бланку и глумливо ухмыльнулась.
     - Ох уж эта ее деликатность!  И  когда  же  вы,  в  конце-то  концов,
перевоспитаете ее? А, Филипп?
     - Не все сразу, Маргарита, не все сразу. Не так-то просто  выбить  из
этой хорошенькой и умненькой головки  те  дурацкие  предрассудки,  которые
прочно    засели    там    благодаря    стараниям     ее     целомудренных
наставниц-кармелиток. Впрочем, некоторый прогресс уже налицо. Так, скажем,
сегодня Бланка объяснила мне, почему  она  не  может  быть  беременной  от
Монтини, и при этом ни разу не покраснела. Правда, милочка?
     Милочка утвердительно кивнула, и вопреки уверениям  Филиппа  щеки  ее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.