Случайный афоризм
Слова поэта суть уже его дела. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Он уже успел вам поплакаться?
     - В некотором смысле, да.
     - Это в его репертуаре.  Симона  хлебом  не  корми,  дай  ему  только
пожаловаться на Амелину...  И  все  же  поверьте,  Маргарита,  он  сгущает
краски. По-своему, Амелина очень любит его.
     - По-своему? - с лукавой улыбкой переспросила принцесса. -  Как  это,
по-своему?
     - Это  долгая  песня,  пожалуй,  длинною  в  целю  жизнь.  А  если  в
нескольких словах, то он трогает ее, она жалеет  его  и  любит,  как  свое
дитя.
     - Жалеет, говорите? - задумчиво произнесла Маргарита. - Гм... По мне,
жалость со стороны женщины только унижает мужчину.  Настоящего  мужчину...
Кстати, о госпоже Альбре де Бигор. Филипп, вы  не  откажете  мне  в  одной
небольшой услуге?
     - С удовольствием, Маргарита.
     - Тогда напишите Амелии, что ее муж вывихнул ногу.
     - Но зачем?
     - Я хочу, чтобы Симон остался в Памплоне.
     - Кузина! - с упреком отозвалась Бланка.
     - И в самом деле, - поддержал  ее  Филипп.  -  Не  надо  травмировать
Симона. Прошу вас, Маргарита.
     - А с чего вы взяли, что я собираюсь его  травмировать?  Напротив,  я
хочу сделать из него взрослого мужчину. Настоящего мужчину, которому ни  к
чему будет жалость женщины.
     Филипп с сомнением покачал головой.
     - Вряд ли что-то получится из вашей затеи. Через пару дней он надоест
вам, вы найдете себе другого, а его бросите, вскружив ему голову.
     - Вы так считаете?
     - Я в этом уверен.  Ведь  ни  для  кого  не  секрет,  что  наш  Симон
глупенький.
     - Ну и что с того? Почему  вы  думаете,  что  мне  обязательно  нужны
умники? Вовсе нет! От них только сплошные неприятности. Один умник был так
умен, что, в конечном  итоге,  свихнулся  и  позволил  кузену  Бискайскому
погубить его. Другой умник коварно одурачил меня. - (Тут Филипп  покраснел
и поджал губы). - А третий из этой  блестящей  компании  умников  поспешил
забраться под юбки моей фрейлине - авансом, так сказать, чтобы  я  случаем
не опередила его. Да плевать я на всех вас хотела!
     - Хорошо, Маргарита, - примирительным тоном  произнес  Филипп,  видя,
как она завелась. -  Ваши  симпатии,  это  ваше  личное  дело.  Можете  не
сомневаться, я исполню вашу просьбу,  напишу,  что  Симон  вывихнул  ногу,
только вряд ли Амелина в это поверит. Я подозреваю,  что  кто-то  из  моей
свиты информирует ее о каждом его шаге.
     - Это несущественно, кузен. Речь идет лишь о формальном  предлоге.  А
то, что госпожа Амелия будет обо всем знать,  даже  к  лучшему.  Поверьте,
пренебрежение со стороны мужчины больно уязвляет женщину. А если,  к  тому
же, она сама далеко не святая, то ее начинают  мучить  угрызения  совести,
что она так откровенно и бесстыдно изменяла своему мужу...
     - А может, достаточно, принцесса? - без всяких церемоний  оборвал  ее
Филипп. - Поговорим-ка лучше о чем-нибудь  другом,  более  приемлемом  для
Бланки. Этот наш разговор вгоняет ее в краску.
     Маргарита взглянула на смущенную Бланку и глумливо ухмыльнулась.
     - Ох уж эта ее деликатность!  И  когда  же  вы,  в  конце-то  концов,
перевоспитаете ее? А, Филипп?
     - Не все сразу, Маргарита, не все сразу. Не так-то просто  выбить  из
этой хорошенькой и умненькой головки  те  дурацкие  предрассудки,  которые
прочно    засели    там    благодаря    стараниям     ее     целомудренных
наставниц-кармелиток. Впрочем, некоторый прогресс уже налицо. Так, скажем,
сегодня Бланка объяснила мне, почему  она  не  может  быть  беременной  от
Монтини, и при этом ни разу не покраснела. Правда, милочка?
     Милочка утвердительно кивнула, и вопреки уверениям  Филиппа  щеки  ее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.