Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну, предположим, я расскажу. А ты будешь молчать?
     - Ясное дело!
     - Смотри мне! - Эрнан погрозил ему пальцем, затем  напустил  на  себя
серьезный вид. - Итак,  моя  миссия  состоит  в  том,  чтобы  препроводить
Фернандо Уэльву из Кастель-Бланко в Толедо.
     - Ба! - пораженно воскликнул Гастон. - Он все еще в Наварре?!
     - Эге. Согласись, хитро придумано. Никому даже в  голову  не  пришло,
что брат дона Альфонсо мог остаться в Кастель-Бланко.
     - Гм. И впрямь хитро. Я лично не сомневался, что король  увез  его  в
Кастилию и держит  под  стражей  в  одной  из  своих  крепостей...  Однако
продолжай.
     - Так вот. Кастильские вельможи уже начали выражать обеспокоенность в
связи с длительным  отсутствием  дона  Фернандо,  и  король  был  вынужден
сообщить им, что велел арестовать брата  по  обвинению  в  его  участии  в
заговоре против законной власти.
     - Да ну! А ты-то откуда знаешь?
     - Сегодня я получил письмо от дона Альфонсо.
     - Ого! - удивленно произнес Гастон. - Он написал тебе письмо? С какой
это стати?
     - Потому что доверяет мне.
     - И что же он тебе доверяет?
     - Препроводить Фернандо Уэльву в Толедо, стеречь его по дороге,  а  в
случае надобности даже  прикончить  его.  Как  видишь,  у  нас  намечается
веселая прогулка.
     При этих словах Гастон так и подпрыгнул.
     - Прикончить?!
     - То-то и оно. В случае крайней необходимости, разумеется.
     - И что ж это за необходимость такая, скажи по секрету?
     - Если дорогой иезуиты попытаются освободить его. Тогда  это  следует
сделать без проволочек. Вместе с письмом дон Альфонсо прислал мне еще  два
распоряжения. Первое - для своих гвардейцев, что стерегут сейчас  Фернандо
Уэльву в Кастель-Бланко, - чтобы они во всем подчинялись  мне.  А  второе,
так это указ о казни  брата,  благо  в  Кастилии  король  может  самолично
приговорить к смерти кого угодно...
     - Выходит, он все же решился? Бланка таки убедила его?
     - Не совсем так. Этот указ развязывает мне руки, позволяя на законных
основаниях убить Фернандо в случае попытки иезуитов освободить его. Там, в
указе, прямо говорится,  что  смертный  приговор  может  быть  приведен  в
исполнение каким-либо способом по моему  усмотрению.  То  есть,  я  вправе
просто перерезать Фернандо горло.
     - А что? - с опаской спросил Альбре. - Иезуиты вправду...
     Эрнан презрительно искривил губы.
     - Ну вот! Ты уже испугался.
     -  Испугался  я  или  нет,  -  рассудительно  заметил  Гастон,  -  но
ввязываться в драку мне не больно-то хочется. Возможно,  ты  сочтешь  меня
трусом, но как бы то ни было, шкура у меня одна,  и  я  очень  дорожу  ею,
чтобы подвергать ее  смертельной  опасности  из-за  какого-то  светлейшего
негодяя.
     -  Успокойся,  дружище.  Твоя  драгоценная  шкура  будет   в   полной
безопасности.
     - Правда?
     - Я отвечаю. Инморте не так уж глуп, чтобы  рисковать  жизнью  такого
ценного своего сторонника, как граф Уэльва. Он, конечно, понимает -  да  и
то, если ему известно, где находится Фернандо,  -  что  король  непременно
позаботится о том, чтобы его брат не выбрался живым на свободу.
     - Однако же дон Альфонсо...
     - Да, он подписал ему смертный приговор - но только  на  тот  случай,
если  иезуиты  все  же  предпримут  попытку  освободить  Фернандо.  Король
полагает, что Инморте не отказался от своих планов отравить его и возвести
на престол графа Уэльву.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.