Случайный афоризм
Почему поэты так часто воспевали луну? Не потому ли, что она озаряет жизнь мечтателей и влюбленных? Мигель де Унамуно
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     А сейчас в королевском дворце полным  ходом  идет  подготовка  еще  к
одному бракосочетанию, вернее, к  мезальянсу.  Да-да,  оно  самое!  Я  уже
рассказывал тебе про Ричарда Гамильтона  -  так,  оказывается,  не  только
Маргарита, но и король дал свое согласие на брак с ним госпожи Жоанны.  По
правде говоря, она, после того как стала графиней,  ни  в  чьем  согласии,
кроме  согласия  церкви,  не  нуждается,  но  факт  примечательный  -  дон
Александр согласился принять в  свою  семью  нищего  шотландского  барона.
Гастон говорит, что это  вполне  объяснимо,  ведь  госпожа  Жоанна  старше
Маргариты на два года, она  дочь  старшего  брата  короля,  приемная  дочь
самого короля  и,  по  идее,  имеет  больше  прав  на  престол,  чем  сама
Маргарита. Поэтому, утверждает Гастон, король, боясь, как бы сторонники ее
брата не сомкнулись вокруг  нее,  с  радостью  отдает  госпожу  Жоанну  за
Гамильтона - и в самом деле, кто захочет  иметь  своим  королем  какого-то
шотландца? И вообще, скажу тебе, этот Гамильтон в высшей степени  странный
человек. Представляешь, ему уже двадцать семь лет, а  он  только  женится,
тогда как у Тибальда Шампанского Маргарита уже вторая жена. А  вот  Филипп
мне сказал, что не видит в этом ничего странного,  дескать,  британцы  все
такие: там север, туманы, и они (то есть британцы) созревают для  брачного
ложа лишь после двадцати лет. Мне в это  с  трудом  верится,  но  Филиппу,
конечно, виднее.
     Ага, про Филиппа! Собственно, зачем я и взялся писать тебе.  На  днях
приехал Этьен де Монтини, кажется, я упоминал о нем в  предыдущем  письме.
Да,  точно,  упоминал  -  он  любовник  госпожи  Бланки.  Теперь  можно  с
уверенностью сказать, что бывший любовник. Филипп  отослал  его  в  Рим  в
почетной свите Анны Юлии, чтобы он  не  препятствовал  ему  в  соблазнении
Бланки, но вот он вернулся. Сбежал, как оказалось, в Барселоне перед самой
посадкой на корабль; видно, ревность его замучила, и он  воротился.  Долго
будут помнить его возвращение! Весь двор никак не  нахохочется,  вспоминая
его блистательное возвращение. Я и сейчас  смеюсь,  когда  пишу  тебе  эти
строки.
     Одним словом, Монтини вернулся - это было после обеда, - ну и,  балда
такая, тотчас побежал к Бланке. Идиот, он думал,  что  она  с  нетерпением
ждет его. Да уж, больно ждала она его - с Филиппом в постели. Они, кстати,
будто с ума сошли - добрых полдня  (и  это  не  считая  ночи)  проводят  в
спальне. Ну, никак не налюбятся! Впрочем, с Филиппом все ясно,  он  у  нас
жеребец похотливый, а сейчас Бланка - его единственная женщина? Но вот  ей
каково?!
     Ладно, вернемся к Монтини. Он вихрем ворвался в спальню, чтобы обнять
поскорее Бланку, но не тут-то было - ее уже обнимал другой!  Когда  Филипп
позже признался, что они как раз очень мило развлекались, Гастон  бухнулся
на пол - так хохотал. Но разве это самое смешное? Вовсе нет! Самое смешное
то, что Монтини парень сообразительный, но дурак еще  тот.  Едва  лишь  он
увидел свою Бланку с Филиппом, сразу все понял и схватился за шпагу.  А  у
Филиппа шпаги не было, как и тогда, с московитом. Однако на сей раз он  не
виноват - ну, где ему было поцепить, эту шпагу, спрашивается? Монтини чуть
было не убил его. Как буйно помешанные, они носились  по  покоям,  швыряли
друг в друга кресла и стулья, разбили большое зеркало,  выбили  три  окна,
задавили насмерть трех кисок госпожи Бланки - она была безутешна и  горько
оттого рыдала. Филипп потом клятвенно уверял ее, что это не  он,  что  это
все Монтини. А киски те были такие красивые, такие маленькие,  пушистые  и
хорошенькие. Бланка очень любит кошек, и когда она приедет к нам, вы с ней
быстро  найдете  общий  интерес,  настоящую  кошачью  стайню   устроите...
Впрочем, хватит о котах, заговорился я что-то. Продолжу.
     Значит, не знаю там как, но Монтини в конце концов удалось  вытеснить
Филиппа в коридор. Вот-вот,  оно  самое!  Тогда  Филипп  пустился  наутек.
Монтини побежал за ним,  изрыгая  проклятия  и  угрозы.  И  никто  его  не
остановил - из стражников, я имею в  виду.  Наверное,  им  было  интересно
посмотреть, чем же все это кончится. А кончилось это тем, что,  к  счастью
Филиппа, по коридору как раз шел  Эрнан,  направляясь  к  нему  и  госпоже
Бланке. Он тут же разобрался с Монтини - разоружил его и сгреб в охапку. А

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.