Случайный афоризм
Писатель оригинален, или он не писатель вовсе. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

знаете, добро?
     - Добро... Нет, постой, так не пойдет. Вскоре  Елена  придет  ко  мне
плакаться - странно, что она еще не явилась...
     - Поговорив с Маргаритой, она сразу поехала в усадьбу лесничего и  до
сих пор не вернулась оттуда.
     - Вот и хорошо. Пока она там, мне надо потолковать с  Маргаритой.  Мы
должны решить, что говорить Елене  и  как  лгать  ей  поубедительнее...  -
Бланка вздохнула. - Не выношу лжи, но порой ложь - большое благо. Так  что
я уж постараюсь выглядеть искренней.
     Они немного помолчали, обмениваясь быстрыми взглядами,  затем  король
спросил:
     - А ты что будешь делать, сестренка? Может, вернешься в  Толедо?  Мне
очень не хватало тебя в последнее время, а с замужеством Норы  я  и  вовсе
остался один. Конечно, у меня есть Констанца, но она  не  сможет  заменить
мне сестер - особенно тебя. Подумай над моим предложением, Бланка. Ты  еще
молоденькая, спешить тебе некуда, поживи пару годков в свое  удовольствие,
потом найдешь себе нового мужа... Между прочим, я окончательно помирился с
арагонским королем, все былые  раздоры  забыты,  и  я  уверен,  что  он  с
радостью ОТДАСТ за тебя своего сыночка.
     Бланка решительно покачала головой.
     - Нет, Альфонсо, об этом и речи быть не может. Я больно обожглась  на
своем замужестве и сейчас даже думать не хочу о каком бы то ни было браке.
Кузен Педро, конечно, не подлец и не интриган, он вообще никто и ничто, он
и мухи обидеть неспособен, он просто малое дитя, однако... Нет, нет и нет!
И слышать не хочу и думать не желаю.
     - А я не настаиваю, сестренка. Ты можешь выйти замуж когда  угодно  и
за кого угодно. Я согласен даже на мезальянс, лишь бы твой  избранник  был
дворянин и католик. Для меня твое счастье превыше всего. Кроме того, что я
люблю  тебя,  я  считаю  аморальным  дважды  приносить   тебя   в   жертву
политическим амбициям. Ведь и в политике должны существовать хоть какие-то
нравственные нормы, иначе весь наш мир провалится в  тартарары.  Если  тот
парень, господин де Монтини, по твоему мнению, достойный человек, бери его
в мужья и будь с ним счастлива - а я приму его как брата.  Главное,  чтобы
ты вернулась ко мне, в Толедо.
     Бланка молча поднялась с кресла и отошла к окну.
     - Нет, Альфонсо, - произнесла она, глядя в чистое безоблачное небо. -
Я не хочу возвращаться назад, потому что не могу  воротиться,  потому  что
детство мое ушло безвозвратно, и его уже ничем не вернешь. Я уже взрослая,
мне скоро семнадцать, и я должна идти вперед, смотреть  в  будущее,  а  не
цепляться за прошлое. Отец сделал меня графиней Нарбоннской, по  галльским
законам я совершеннолетняя, я один из пэров Галлии, и  мое  место  в  этой
стране, которая, надеюсь, станет моей второй родиной. Прости, брат, что  я
не оправдала твоих надежд.
     Король пристально поглядел на Филиппа.
     - Так вот оно что! Мне всегда казалось, что вы влюблены друг в друга,
но я говорил  себе:  если  кажется,  креститься  надо.  А  выходит,  я  не
ошибался.
     - Неужели это было так заметно? - в недоумении спросил Филипп.
     - Это было ОЧЕНЬ заметно, кузен. Вы всегда смотрели на Бланку  как-то
особенно, иначе, чем на остальных женщин. Раньше я все не мог понять,  что
же в вашем взгляде такого необыкновенного, но  теперь  я  знаю,  теперь  я
вижу, что это обожание.
     Альфонсо встал, подошел к Бланке и обнял ее за плечи.
     - Желаю тебе счастья, сестренка, от всей души желаю. Но запомни,  что
я тебе скажу. Что бы там ни случилось, как бы ни повернулась твоя  судьба,
Кастилия с распростертыми объятиями примет свою дочь, а брат - сестру.
     В больших карих глазах Бланки заблестели слезы.
     - Я всегда буду помнить это, Альфонсо...



1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.