Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

воззвание царя Давида к  своим  подданным,  составленное  явно  сгоряча  и
весьма оскорбительное для детей Света. Как король, Брендон не мог оставить
его без внимания и должен был дать подобающий ответ. Одним словом,  главам
двух Домов не оставалось ничего делать, кроме как  вежливо  объявить  друг
другу  войну,  обсудить  условия  ее  ведения   (это   было   единственным
положительным моментом) и подписать пакт о начале военных действий.
     - Ну что ж, брат, - сказал Брендон, остановившись возле Арки. - Вот и
пришла нам пора расставаться.
     Я вздохнул и ответил:
     - Пора.
     Мы немного помолчали, затем Брендон в сердцах произнес:
     - Черт! Ненавижу сцены прощания. Так тоскливо, что хоть волком вой...
Ладно. Передавай привет Бренде.
     - Обязательно передам. Скажу, что ты скучаешь по ней.
     - Она и так это знает.
     Брендон обнял меня, пожал руку Дионису и быстро шагнул под  Арку.  Не
оборачиваясь, он вызвал Образ Источника, а  мгновение  спустя  его  фигура
растаяла в воздухе. Другие члены делегации, отдав мне честь, вместе  вошли
в Тоннель и отправились в путь из Сумерек в Царство Света.
     Нас  осталось  трое  -  я,  Дионис  и  Джона.  Семь  моих  друзей   и
родственников - четверо Сумеречных и трое детей Света - уже  находились  в
Авалоне. Я передал их на попечение Бренды еще до начала переговоров, чтобы
они успели немного освоиться, прежде чем я официально  представлю  их  при
дворе как моих помощников, которые займутся подготовкой местных  Одаренных
к принятию Причастия. Я рассудил, что появление чужаков в таком  небольшом
количестве не вызовет недовольства, скорее напротив - новые учителя  будут
приняты с распростертыми объятиями.
     Что же касается Джоны, то вопрос о его статусе оставался открытым.  У
меня не было времени поразмыслить над этим, но постепенно  я  склонялся  к
тому, что там, где примут восьмерых учителей (включая  Диониса),  найдется
место и для девятого. Тем более что девять - магическое число.
     Еще в лифте я связался с Брендой и попросил ее приготовиться.  Теперь
она сама вышла на связь и сообщила, что готова к приему.
     - Поехали, - сказал я Дионису и Джоне, и мы вступили под Арку.
     По моей команде Образ Источника заключил нас троих в  силовой  кокон.
Контакт между мной и Брендой обрел в моем восприятии некое  подобие  нити,
протянутой через бесконечность. Для  пробы  я  сначала  дернул  эту  нить,
проверяя ее на прочность, затем крепко ухватился за  нее  и  велел  сестре
тянуть...
     Вокруг нас вспыхнуло всеми цветами радуги ослепительное  сияние,  пол
под ногами исчез, но за какую-то долю секунды появился вновь. Когда в моих
глазах перестало рябить, я узнал  неприхотливую  обстановку  моей  ниши  и
увидел Бренду с Пенелопой, которые стояли рядом у стены, смотрели на нас и
улыбались.
     - Привет всем, - весело произнесла Бренда. - Наконец наша  команда  в
полном составе.
     А Пенни подошла ко мне, встала на цыпочки и поцеловала меня в щеку.
     - Я рада, что ты вернулся, отец, - сказала она.
     - А я рад тебя видеть, доченька, - ответил я.
     - Я тоже рад, что ты здесь, Пенелопа,  -  вдруг  отозвался  Джона.  -
Иначе мне пришлось бы посылать за тобой.
     Бесцеремонность, с которой он вмешался в наш разговор,  его  странные
слова и не менее странный тон до крайности озадачили меня.  А  в  груди  я
ощутил неприятную щекотку, обычно называемую предчувствием неладного.
     - Что это значит? - удивленно спросил я, повернувшись к Джоне.  -  Ты
знаком с Пенелопой?
     Он вызывающе усмехнулся. Куда и девался вежливый, корректный, хоть  и
излишне самоуверенный молодой человек. Теперь передо мной стоял  нахальный
тип, который смотрел на меня с откровенной неприязнью, даже ненавистью,  и
вместе с тем глаза его сияли каким-то сатанинским торжеством. Этот  взгляд

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.