Случайный афоризм
Величайшую славу народа составляют его писатели. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

безумию". В отличие от Харальда, я не считаю, что на меня пал выбор свыше,
я лишь скромный священнослужитель, а не пророк, и не претендую на близость
с Вседержителем.
     - А вот Харальд претендовал, - заметил я.
     - И поплатился за это рассудком, а потом  и  жизнью.  Ты  испытываешь
угрызения совести, что убил его?
     - Нет, нисколько. Я лишь уничтожил оболочку, а вся  его  человеческая
сущность уже была мертва.
     Амадис задумчиво кивнул.
     - Темная сторона Порядка... Наши радикалы предпочитают не упоминать о
ней, и тем не менее она существует. Есть ли вообще во вселенной что-нибудь
без изъянов? Источник ведь тоже имеет свою темную сторону? А, брат?
     - Имеет, - подтвердил я. - Но мы предпочитаем обходить ее стороной.



                                 5. БРЕНДА

     Замок,  как  его  называл  Морган,  оказался  громадным  особняком  в
псевдо-викторианском стиле, с виду довольно опрятным, но, на  мой  взгляд,
немного мрачноватым из-за своих размеров. Он возвышался над озером посреди
обширной усадьбы, огражденной каменной стеной никак не меньше трех  метров
в высоту. Добрую половину усадьбы занимал парк,  начинавшийся  за  озером;
ближе к главным воротам имелось еще несколько небольших и средней величины
строений, среди которых выделялись конюшни и гараж,  в  котором  могло  бы
поместиться десяток легковых или с полдюжины  грузовых  автомобилей.  Чуть
дальше виднелись теннисные корты и площадка для гольфа.
     - Похоже, Бранвена обосновалась здесь всерьез и надолго,  -  заметила
я, съезжая с холма, откуда мы обозревали усадьбу.
     В ответ Морган утвердительно, хоть и невнятно, промычал.
     Завидев нашу машину, какие-то люди у ворот  выказали  явные  признаки
паники и поспешили укрыться в безопасных местах. Очевидно Морган во  время
своих  предыдущих  посещений  здорово  нагнал  на  них  страху.  Не  желая
обманывать ничьих ожиданий, я на полной  скорости  въехала  в  распахнутые
ворота, промчалась мимо конюшен и гаража, лишь перед самым особняком  чуть
сбавила скорость, лихо развернулась, огибая  цветочную  клумбу,  и,  визжа
тормозами, остановила машину у самых ступеней  парадного  входа,  едва  не
врезавшись в мраморный портал.
     Пока мои спутники успокаивали свои нервишки, массивная дубовая  дверь
особняка отворилась, и на широкое крыльцо вышла Дана - немного  смущенная,
но цветущая и жизнерадостная. Ее лицо  выражало  спокойную  уверенность  в
себе вместо прежней, теперь понятной мне озабоченности  последних  недель,
проведенных в браке с Брендоном. Она выглядела как человек, который принял
окончательное и бесповоротное решение и твердо намерен  следовать  ему.  Я
уже догадывалась, что это за решение, и мне стало жаль Дейрдру.
     Плавной, грациозной походкой Дана спустилась по  лестнице.  В  легком
коротком платье, свободном в талии, с распущенными вьющимися волосами  она
выглядела  весьма  впечатляюще,  а  ветер,  который  то  и   дело   игриво
подхватывал край ее воздушного одеяния, усиливал эффект до такой  степени,
что Морган, открыв дверцу машины и поставив одну  ногу  на  землю,  так  и
застыл, во все глаза пялясь на нее. Как я уже успела  убедиться,  ласковая
красота Даны, подчеркнутая ее хрупкой  женственностью,  на  многих  мужчин
воздействует гораздо сильнее,  чем  безупречно  правильные  черты  лица  и
божественная фигура Дейрдры. Мужская часть моей сущности всецело разделяла
восторг Моргана, и я могла понять, почему Артур (даже если не принимать во
внимание влияние Источника)  в  конце  концов  предпочел  Дану.  Для  него
Дейрдра  оказалась  слишком  идеальной,  слишком  совершенной,  чтобы   он
продолжал любить ее как женщину; да и Брендон, уж если на то пошло, скорее
поклоняется ей, чем любит ее. Другое дело Дана. У  нее  не  такой  золотой
характер, как у Дейрдры, она далеко не  совершенна,  она  не  идеал...  но

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.