Случайный афоризм
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой. Вольтер (Мари Франсуа Аруэ)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Амадис обожал разъезжать по  Рассветным  мирам,  входившим  в  официальные
владения семьи, и не только потому, что почти в  каждом  из  них  он  имел
собственный  гарем.  Он  очень  серьезно  относился  к  своим   пастырским
обязанностям и по всеобщему мнению был  лучшим  из  жрецов  Митры  за  всю
историю нашего Дома. Лет шестьдесят назад наш  отец  Утер,  оценив  успехи
Амадиса на ниве религии и  окончательно  убедившись  в  его  неспособности
справиться с властью светской, задумал было учредить  для  него  отдельную
должность верховного жреца Митры. Однако дети Света,  привыкшие  видеть  в
лице  короля   харизматического   лидера,   горячо   протестовали   против
нововведения и в конце концов отцу пришлось оставить все, как было. Теперь
же, когда авторитет королевской власти упал до нуля, такая реформа была не
только возможна, но и желательна. Жаль, что Амадис понял это так поздно...
     Мы сидели в широких удобных креслах перед  низким  столиком,  обильно
уставленным всяческими яствами и напитками. Уже насытившись, я неторопливо
пил кофе и курил. Амадис потягивал маленькими глотками вино. Я никогда  не
видел его с сигаретой или трубкой в зубах;  поговаривали,  что  он  вообще
некурящий, но мне в это с трудом верилось. Скорее всего, он просто  создал
себе такой имидж, чтобы выделяться среди прочей массы Властелинов,  а  сам
тайком покуривает, прячась в укромных местах, как пугливый гимназист.
     - Помнишь, - произнес  я,  нарушая  длительное  молчание,  -  как  ты
впервые спас меня от смерти? Тогда Александр разбил электрическую  розетку
и предложил мне  потрогать  оголенные  провода  под  высоким  напряжением,
сказал, что они приятно щекочутся. Он собирался выдать это  за  несчастный
случай, но, к моему счастью, в тот момент ты вошел в комнату  и  остановил
меня. А затем крепко "пощекотал" Александра.
     - Раньше ты этого не помнил, - заметил Амадис.
     - Бывает, что излечившись от амнезии, люди вспоминают  и  то,  о  чем
раньше не помнили. Так произошло со мной.
     - Но это был не первый случай.  Еще  раньше  Александр  угостил  тебя
конфетой со стрихнином. Мы с Юноной едва успели откачать тебя. После  этих
двух покушений я потребовал от отца запретить  Александру  приближаться  к
тебе, а для пущей верности изготовил  для  тебя  специальный  медальончик,
который извещал меня и Юнону, что Александр находится рядом с тобой.
     - Медальон я хорошо помню, - сказал я. - Этот  талисман  не  единожды
спасал меня от побоев в те времена, когда я сам еще  не  мог  постоять  за
себя. Веселые были деньки. Скучать не приходилось.
     Я умолк, чтобы прикурить очередную сигарету.
     - Артур, - отозвался Амадис.  -  Скажи,  только  честно.  Неужели  ты
считаешь меня способным хладнокровно убить женщину? Тем более мою  жену  с
моим ребенком.
     Я выдержал внушительную паузу и лишь затем ответил:
     - За ПРЕЖНЕГО Амадиса я мог бы поручиться  своей  головой.  Но  время
сильно меняет людей, и за прошедшие двадцать семь лет ты мог стать  совсем
другим человеком. Чего только стоят твои козни с целью опорочить  Брендона
- а ведь раньше ты  превыше  всего  ценил  семейную  солидарность,  всегда
выступал  в  роли  миротворца,  тебя  безмерно  огорчала  наша  вражда   с
Александром, ты не уставал убеждать нас в том, что братья  должны  жить  в
мире и согласии... И вообще, какого дьявола ты сунулся  в  политику?  Тебя
никогда не прельщала светская власть, ты даже оружие не любишь носить.
     Амадис тяжело вздохнул и поставил свой бокал на стол.
     - Всему виной мои комплексы и страстное желание избавиться от них.  Я
хотел доказать себе и другим, что могу с толком  распорядиться  властью...
но доказал обратное. Да и отец был хорош. Он так унизил меня, что я просто
не мог стерпеть. Мне казалось, что все тычут в меня  пальцами,  исподтишка
смеются надо мной...
     - И ты решил проучить их?
     - В первую очередь отца. Да простит меня Митра, наш отец был воистину
великим человеком, но он был и на редкость бессердечным человеком.  Почему
он не поговорил со мной по душам и не дал мне понять, что не хочет  видеть
меня своим преемником? Я бы сам отрекся от титула наследного  принца,  без

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.