Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

центра водоема фонтан голубых искр.
     - Он волнуется из-за моего присутствия?
     - Да, верно. Откуда ты знаешь?
     - Бренда рассказывала. Она довольно точно описала мне и  Безвременье,
и  сам  Источник.  В  общих  чертах  я  приблизительно  так  все   это   и
представляла.
     - Гм... А Бренда не рассказывала тебе о роли контакта с  материальным
миром?
     - Я знаю, что он необходим для успешного посвящения.
     - А знаешь ли ты, что он порождает влечение?
     - Да, но  влечение  влечению  рознь.  Бренда  держала  контакт  через
Брендона, однако по-прежнему любит его лишь как  брата.  А  если  бы  моим
связующим звеном с материальным миром была Дейрдра, это бы только укрепило
нашу дружбу и положило бы конец всем нашим разногласиям.
     Мне оставалось только подивиться ее наивности.
     - Дружба дружбе тоже рознь, Дана.
     - Что ты имеешь в виду?
     - Да так, ничего. Просто я думаю, что Источник не признает  контактов
между представителями одного пола.
     Дана улыбнулась.
     - Стало быть, он претендует на роль сводника? Или свахи?
     Я вздохнул.
     - Вот что. Вижу, ты совсем не в курсе, и мне нужно многое  рассказать
тебе.
     - О чем?
     - Об этом контакте  и  о  том,  как  он  сказывается  на  Входящем  и
Отворяющем. Прежде всего, что ты предпочитаешь - любить или быть любимой?
     Во взгляде Даны появилось странное выражение - то ли  сочувствия,  то
ли раскаяния. Похоже, она решила, что известие о ее отношениях с Брендоном
слегка расстроило мой  рассудок.  Впрочем,  если  это  так,  то  она  была
недалека от истины.
     - И то, и другое, Артур,  -  мягко  ответила  она.  -  Я  предпочитаю
взаимность.
     - Вполне понятное желание,  -  согласился  я.  -  Но  все-таки,  если
взаимность исключена, что ты выберешь?
     Взгляд Даны переменился, в нем появилась тревога.
     - Ты это серьезно?
     - Очень серьезно. Видишь ли, Источник не жалует  взаимность.  Почему,
не знаю, но знаю что это так. Может быть, в этом скрыт  какой-то  глубокий
смысл, которого я не понимаю, а может, Источник  попросту  издевается  над
нами, подобно языческим богам требуя от  нас  жертвоприношения...  -  Так,
слово за словом, я рассказал Дане то, что лишь недавно узнал от  Бранвены.
Она перебивала меня,  уточняла,  спрашивала,  переспрашивала,  пока  я  не
выложил ей все, что было мне  известно  и  что  имело  отношение  к  делу,
включая мой неудавшийся разговор с Колином. Единственное, о чем я умолчал,
так это о личности Хозяйки; я решил, что пусть Бранвена сама  представится
Дане в своем новом амплуа.
     К концу нашей беседы мы  как-то  незаметно  отошли  от  Источника  на
приличное расстояние. Когда я исчерпался,  а  у  Даны  уже  не  оставалось
вопросов, она присела на траву и задумалась. Я продолжал стоять, докуривая
очередную (пятую или шестую) сигарету, и откровенно любовался  ею.  Теперь
мне нечего было скрывать; она знала, что я люблю  ее,  и  знала,  что  моя
любовь безнадежна. Она могла только посочувствовать мне... и себе тоже.
     - Это унизительно, - наконец произнесла она. -  Получается,  что  так
можно заставить полюбить кого-угодно.
     - Вовсе нет, - возразил я. -  Никто  никого  не  заставляет.  Человек
может войти в Источник, а может и не входить в него.  И  он  сам  выбирает
своего Отворяющего. К тому же сам контакт предполагает родство  душ.  Вряд
ли он возможен между неприятными друг другу людьми.
     - Все равно это неправильно. Если сейчас я искупаюсь в Источнике,  то

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.