Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Я вернулся к  первому  Входящему,  предположительно  Бранвене,  точно
зафиксировал момент ее  появления  в  Безвременье  и  дал  Образу  команду
перенести меня вперед по времени материального мира.  Это  была  дорога  с
односторонним движением. Все,  что  оставалось  позади  меня,  становилось
прошлым, возврата в которое нет, и я должен  был  соблюдать  осторожность,
чтобы не пропустить нужное мне мгновение. Я его не пропустил.
     Я по-прежнему стоял на  вершине  холма,  и  вокруг  было  по-прежнему
безлюдно, но это не обескуражило меня.  От  Бренды,  всерьез  занимавшейся
изучением темпоральных свойств Источника, я узнал,  что  каждой  точке  на
временной оси материального  мира  соответствует  бесконечный  интервал  в
Безвременье, причем, если за начало отсчета принять  момент  вхождения  во
Врата, то этот  интервал  получится  как  бы  разделенным  на  две  части:
бесконечную - в будущее и конечную, так называемый "зазор" - в прошлое.
     Для Входящего этого "зазора" не  существует,  в  него  можно  попасть
только из предшествующих отрезков Безвременья, как  это  сделал  я.  Длина
"зазора"  зависит  от  скорости  течения  времени  в  мире,  из   которого
открываются  Врата  к  Источнику.  Впрочем,  если  вам  покажется,  что  я
изъясняюсь слишком путано, то скажу проще: я попал в нужный мне момент, но
несколькими минутами раньше посетителя из материального мира. Я не знал  в
точности, сколько придется ждать, но был уверен, что недолго,  потому  как
изначально нас разделял мизерный отрезок реального времени.
     Ожидание мое длилось даже меньше, чем я думал. Не  прошло  и  минуты,
как у подножия холма появилась рыжеволосая девушка в  нарядном  платье  из
золотой парчи. Я сразу узнал ее, хотя увидел  ее  со  спины.  Я  изумленно
выкрикнул ее имя, но  девушка  никак  не  отреагировала  на  мой  возглас.
Секунды две или три она стояла, пошатываясь, затем как подкошенная рухнула
на траву и осталась лежать без движения.
     Нет, я не бросился  бежать  к  ней  по  пологому  склону  холма  -  я
мгновенно переместился, напрочь позабыв о предупреждении Бранвены,  что  в
Безвременье  такие  штучки  чреваты  непредсказуемыми   последствиями.   К
счастью, со мной ничего не случилось. В следующий момент я очутился  возле
Даны, быстро опустился перед ней на колени и перевернул ее на спину. Слава
богу, она была жива, всего лишь в обмороке от  пережитого  шока.  Ее  лицо
было бледным, как полотно, а на лбу блестели  мелкие  бисеринки  холодного
пота.
     Я достал из-за манжета платья Даны  отороченный  кружевом  батистовый
носовой платок, бережно вытер ей лоб, затем похлопал ладонями по ее щекам,
отчего те  слегка  порозовели.  В  арсенале  колдовской  медицины  имелось
множество способов привести человека в сознание, но я отдавал предпочтение
старым проверенным средствам и, поскольку  возможно,  старался  обходиться
без магии. Я лишь пробормотал несложное заклинание, в результате  которого
в ноздрях Даны образовалось микроскопическое количество  молекул  аммиака;
результат был аналогичен тому,  как  если  бы  я  дал  ей  понюхать  вату,
смоченную в нашатырном спирте.
     Дана чихнула и раскрыла глаза.  Затем,  жмурясь,  еще  несколько  раз
чихнула; взгляд ее,  наконец,  стал  осмысленным,  а  на  щеках  проступил
естественный румянец. Она  выглядела  растерянно  и  беспомощно  и  оттого
казалась мне еще милее. Она была так прекрасна, что я готов был  захныкать
от умиления... Я мысленно отругал себя  за  неуместную  сентиментальность,
утер с лица Даны слезы и как можно строже спросил:
     - Что ты здесь делаешь?
     Дана виновато заморгала.
     - Я...  Извини,  пожалуйста,  Артур,  но...   Просто   я   хотела   к
Источнику...
     - Да ну! - язвительно произнес я. - В самом деле?
     Дана  ухватилась  рукой  за  мое  плечо  и  попыталась  подняться.  Я
поддержал ее и помог ей сесть поудобнее, после  чего  с  большой  неохотой
убрал свою руку с ее талии.
     - С тобой все в порядке? - спросил я.
     - Пожалуй, да, - ответила она. - Только голова немного кружится.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.