Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1870 году скончался(-лась) Александр Дюма


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

не располагал. Бренда и Брендон считали мои  подозрения  беспочвенными,  а
Пенелопа и вовсе была поражена, что такое могло прийти мне  в  голову,  но
все же интуитивно я чувствовал, что здесь что-то нечисто. А своей интуиции
я доверял.
     - Пенелопа довольна жизнью, - ответил я.  -  У  нее  появились  новые
друзья, знакомые, почитатели ее таланта и даже  поклонники.  (При  этом  я
внимательно следил за реакцией Диониса -  полный  ноль,  он  и  бровью  не
повел). Здесь никто не смотрит на нее косо  из-за  ее  происхождения,  для
всех она - сестра короля, правнучка великого Артура Пендрагона. И  знаешь,
Бренда говорит, что за последнее время Пенелопа сильно  изменилась,  стала
более раскованной и общительной, реже впадает в меланхолию.
     - Еще бы! Ведь у нее появился ты.
     - Не только это. В Экваторе она общалась на равных  лишь  с  простыми
смертными  и  немногочисленными  родственниками;  все  прочие   Властелины
относились  к  ней  свысока,  пренебрежительно.  А  тут   из   изгоя   она
превратилась в важную персону, стала одним из главных лиц  в  Доме,  пусть
еще только нарождающемся. Да и Брендону с Брендой дышится свободнее  вдали
от клеветников. Вот уже целую неделю я не слышал  от  них  заверений,  что
между ними ничего нет, не было и быть не может.
     - Бренда по-прежнему избегает мужчин?
     Я кивнул.
     - У меня постепенно складывается  впечатление,  что  она  боится  их.
Панически боится, хоть и скрывает свой страх под маской непосредственности
и дружелюбия.
     Дионис ненадолго задумался, будто колеблясь, потом заговорил:
     - По-моему, все началось с замужества Бренды. Странный был этот брак,
и вовсе не потому, что она взяла себе  в  мужья  неодаренного.  Тогда  она
очень страдала...
     - Да, Брендон говорил, что  она  очень  болезненно  перенесла  смерть
мужа.
     - Нет, это не вся правда. Еще болезненнее Бренда переносила само свое
замужество. В тот период я несколько раз встречался с ней; она была  очень
плоха - тени под глазами, опустошенный взгляд, изможденное лицо,  какая-то
вялость, апатия. А с Брендоном вообще  черт-те  что  творилось.  Тогда  он
сильно запил, пригоршнями ел таблетки - и не только транквилизаторы, но  и
барбитураты, нейролептики, антидепрессанты и всю прочую  гадость.  И  если
говорить по правде, то только после смерти мужа  Бренда  понемногу  начала
приходить в себя, но так и не стала прежней беззаботной девчонкой.
     Какое-то время я переваривал услышанное. То,  что  рассказал  Дионис,
совсем не соответствовало версии Брендона о романтической  любви,  которая
так трагически  оборвалась  в  результате  нелепой  авиакатастрофы.  Самые
разные мысли путались в моей голове, извиваясь, как змеи, кусаясь  и  жаля
друг дружку.
     - Ничего не понимаю! - наконец вымолвил я.
     - Я тоже не понимаю, - признался Дионис. - Впрочем, у меня есть  одна
версия, согласно которой муж Бренды был сексуальным  извращенцем,  но  она
так безумно любила его, что не могла бросить.
     - Это не похоже на Бренду, - покачал я головой.
     - Вот именно. Она всегда была здравомыслящей девочкой, очень  волевой
и решительной. - Тут Дионис хмыкнул.  -  Но,  с  другой  стороны,  женщины
парадоксальные существа, не зря поэты так много говорят об  их  загадочной
душе. А Бренда, согласись, по части парадоксальности может дать сто  очков
вперед любой другой женщине. Чего только стоит ее иррациональное увлечение
модными, к тому же  крикливыми  нарядами.  Кстати,  ее  одежды  не  сильно
шокируют твоих новых соотечественников?
     Я невольно улыбнулся.
     - Понемногу шокируют, но не очень.  Бренда  обещала  мне  вести  себя
паинькой и пока что держит  слово.  Правда,  мы  лишь  только  приехали  в
Авалон, и судить, что будет дальше,  трудно,  однако  похоже,  что  Бренда
намерена действовать, хоть и решительно, но осторожно, эволюционным путем.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.