Случайный афоризм
Поэты рождаются в провинции, а умирают в Париже. Французская пословица
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1771 году родился(-лась) Вальтер Скотт


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

могущественным вельможей и был главным советником неаполитанского  короля,
фактического повелителя всей Италии, который мечтал сокрушить орден  моего
братца и распространить свою власть на германские земли.  Теперь,  похоже,
настал его звездный час.
     - Между прочим, - сказал я. - Через несколько  часов  моя  коронация.
Пожелай мне многая лета.
     Дионис принял мои слова за намек.
     - Что ж, желаю удачи. И выспись хорошенько, у тебя измученный вид.
     Он поднял руку в прощальном жесте, но я быстро остановил его.
     - Погоди, у нас еще есть время. Если, конечно, ты никуда не спешишь.
     - Я-то не спешу. Просто я подумал, что тебе пора  в  постель.  Негоже
появляться  перед  подданными  с  воспаленными  глазами,  да  еще  в  день
коронации. С тобой все в порядке?
     - У меня бессонница, - честно ответил я.
     - Отчего? Неужели мандраж?
     - Да нет, кое-какие проблемы личного плана.
     Дионис  сокрушенно  возвел  горе  очи,  как  священник,   принимающий
исповедь у распутной вдовушки.
     - Ты излишне сентиментален, Артур. И это твой минус.
     - А ты слишком бесстрастен, - парировал я.
     - Вовсе нет, - возразил кузен. - Просто я уравновешен и  не  позволяю
своим чувствам возобладать над рассудком. Бери пример с меня.
     Я вздохнул.
     - Легко сказать -  бери.  Я  такой,  какой  я  есть,  и,  боюсь,  уже
неисправим.  Мое  двойное  детство  теперь   сказывается   легкой   формой
шизофрении - но, уверяю, вполне безобидной.
     Дионис усмехнулся - уникальное явление.
     - Надеюсь, твоя шиза не косит наши ряды?
     Я понял, что он имеет в виду.
     - Пока что нет. Все наши чувствуют себя прекрасно, особенно Брендон.
     - Да, я слышал, что он влюблен.
     - Вот как? - удивился я. - И от кого же ты слышал?
     - От матери. Ей рассказала  об  этом  Юнона,  которой  не  так  давно
Брендон поверил свои сердечные тайны.
     В этом не было ничего смешного, однако я рассмеялся.
     - Тогда понятно. Это то же  самое,  что  поместить  во  всех  газетах
вселенной заметку под рубрикой "Светские сплетни".
     - Да, кстати, что она собой представляет? - спросил  Дионис.  -  Меня
интересует твое объективное мнение. Ведь,  как  я  понимаю,  речь  идет  о
весьма вероятной королеве Света.
     - Дана замечательная девушка, - ответил  я,  сознавая,  что  вряд  ли
смогу удовлетворить любопытство  кузена  по  части  объективности.  -  Она
весьма незаурядная личность.
     - Хороша собой?
     - Настоящая красавица, и Брендон от нее без ума.
     - Они любовники?
     С моих губ готово было  сорваться  категорическое  "нет!"  с  нотками
неприкрытого возмущения, но я вовремя сдержал свой ребяческий порыв.
     - Вообще-то я не имею обыкновения совать свой нос в чужую постель или
подглядывать в замочную скважину, - сухо ответил  я,  стараясь  не  выдать
своих чувств. - Брендон нравится Дане, они очень дружны, но  я  не  думаю,
что она согласится на близость с ним до брака.
     - Да никак ты смущен! - заметил Дионис, слегка прищурившись. - Раньше
ты не был столь щепетилен.
     - Раньше я был немного другим человеком.
     - Ну да, разумеется. Новое воспитание и все  такое.  Впрочем,  ладно,
замнем это. Как там Пенелопа?
     Этот вопрос он задал без всякого перехода, казалось бы -  с  вежливым
безразличием. Однако я сильно подозревал, что Дионис неравнодушен  к  моей
дочери, хотя никакими конкретными доказательствами его  тайного  увлечения

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.