Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

чужой монастырь не суйся - золотое  правило,  которому  следуют  все  люди
умные и здравомыслящие. Приходи в монастырь,  соглашайся  с  его  уставом,
становись приором - и лишь тогда меняй устав, да постепенно, не  нахрапом.
Так я и намерен был действовать - маленькими шажками к великой цели.
     Погруженный  во  тьму,  дворец   спал   в   предвкушении   завтрашних
празднеств. Спал также и город, чтобы утром проснуться под звон  колоколов
всех авалонских церквей и часовен, возвещающих сразу  о  двух  торжествах:
сначала в соборе святого  Патрика  состоится  давно  ожидаемое  событие  -
бракосочетание леди Дейрдры Лейнстер с Артуром  Кевином  Пендрагоном,  что
должно символизировать примирение двух династий и двух основных этнических
групп королевства. Затем праздничная процессия двинется к  собору  святого
Андрея  Авалонского  на  коронацию  нового  короля  Лайонесса  и  будущего
властителя всего этого мира, без лишней скромности названного мною  Землей
Артура.
     Завтра Дейрдра станет моей законной женой, и отчасти поэтому я не мог
уснуть. Нет, я вовсе не разлюбил Дейрдру. Моя любовь к  ней  нисколько  не
уменьшилась, но вместе с тем не по дням, а по часам росло и крепло  нежное
чувство к Дане, которое, даже при всем желании, я  никак  не  мог  назвать
просто влечением,  похотью,  вожделением.  Это  была  любовь.  Несомненно,
любовь...
     Сидя в темной гостиной королевских покоев и скуривая одну сигарету за
другой, я предавался горьким раздумьям.  Раньше  я  не  верил,  что  можно
любить двух женщин сразу, и когда слышал  подобное,  то  лишь  скептически
усмехался. Да, я знал, что  любовь  приходит  и  уходит;  даже  настоящая,
большая любовь в конце концов умирает (особенно, если сам  ты  практически
бессмертен),  или  ее  вытесняет  другая  любовь.  Со  мной  же  этого  не
произошло, а случилось нечто невообразимое:  нежность  и  страсть  во  мне
окончательно рассорились, потому как первой  милее  была  Дана,  а  вторая
предпочитала  Дейрдру.  Такое  расслоение  чувств  может  показаться   вам
странным,  искусственным,  надуманным.  Возможно,  я  несколько   неуклюже
выражаюсь, описывая свое состояние, но других слов для этого  я  подобрать
не могу. Если вы поняли меня (хотя я сам себя толком не понимаю) и знаете,
как выразиться точнее и изящнее, я буду признателен вам за подсказку...  А
впрочем, не думаю, что слова здесь имеют такое уж большое значение.
     В  последнее  время  моя  нежность  все  увереннее  торжествует   над
страстью, чему немало поспособствовал очередной  каприз  Дейрдры,  которой
вдруг взбрело в голову, что мы не  должны  спать  вместе  до  свадьбы.  Ее
решение было продиктовано запоздалым желанием соблюсти все приличия, и  не
столько в глазах людей, сколь  перед  собственной  совестью.  Умом  я  это
понимал и согласился с ней, но где-то внутри меня что-то оборвалось; между
нами возник холодок, и моя неудовлетворенная страсть обратилась  нежностью
к Дане. Каждый вечер, ложась спать  в  одиночестве,  я  закрывал  глаза  и
представлял  в  своих  объятиях  Дейрдру;  но  едва  лишь   мое   сознание
погружалось в  полудрему,  лицо  моей  любимой  слегка  менялось,  напрочь
исчезали очаровательные веснушки, безукоризненно правильные черты  немного
смягчались, золотисто-рыжие волосы приобретали  иной  оттенок,  их  локоны
свивались в колечки, а изумрудно-зеленые глаза смотрели  на  меня  не  так
томно, как ласково... Я засыпал, мысленно обнимая Дану! И если вы назовете
это сексуальной шизофренией, пожалуй, я не стану протестовать.
     Однако не  бывает  худа  без  добра.  Стремясь  отвлечься  от  личных
проблем, я за время путешествия из Лохланна в Авалон в деталях  разработал
план предстоящего основания Дома. Первый этап его реализации, операция под
кодовым названием "Блеф", начался сразу после моего торжественного  въезда
в столицу королевства, то  есть  позавчера.  В  тот  же  день  вечером  на
заседании  Совета  магистров  колдовских  искусств  я  сообщил,  что   для
успешного прохождения обряда Причастия необходимо либо высокое  мастерство
в обращении с силами, либо владение  определенным  количеством  знаний  из
области математики, физики, химии, астрономии, биологии и психологии.  Как
я и рассчитывал, местные чародеи заглотили наживку и  готовы  были  тотчас
вонзиться зубами в твердый гранит науки (благо не в глотки друг  другу)  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.